РАЗДЕЛ ИМЕНИЯ И ВЫКУП КРЕСТЬЯН НА СВОБОДУ

В 1829 году во Флоренции умер тайный советник, сенатор, действительный камергер, граф Дмитрий Петрович Бутурлин. Его обширное имение досталось по наследству жене тайной советнице и действительной камергерше, графине Анне Артемьевне Бутурлиной, а также детям - сыну, коллежскому советнику, графу Петру и дочери - девице графине Елене. Другие дочери уже были замужем. Что же касается сына Михаила, то ему досталось имение в Костромской губернии, где насчитывалось 2008 душ и дом в Москве.

 

Воронежское (то есть Бутурлиновское) имение по раздельному акту распалось на три части. Этому предшествовала долгая, кропотливая и трудная работа. Согласно официальным архивным документам, за Анной Артемьевной Бутурлиной числилось следующее состояние: в слободе Васильевке - 928 душ мужского пола, в хуторах Кучерявом - 633, Тереховом - 114, Хорольском - 114, Сериково - 362, Бражниково - 275, Крутицком - 199, Колодеевском -311. Всего около шести тысяч человек. Все они были крепостные крестьяне, и в документах значились не украинцами, а малороссиянами.

 


При этих селениях и проживающих в них крестьянах насчитывалось 14695 десятин земли, занятой под пашней, сенокосами, огородами, лесом и постройками. Под неудобьями (оврагами и солончаками) значилось сто десятин. Что касается строений, то вблизи Васильевки имелся каменный постоялый двор, вокруг которого стояли сараи, крытые камышом.
Более обширным было владение Петра Дмитриевича Бутурлина. Согласно восьмой ревизии (переписи) за 1833 год, за ним значилось в слободе Бутурлиновке, её Берёзовой части 2499 душ. Красной части - 2715, Нижней части -2811, слободе Великоар- хангельской -1297. В хуторах Тюниково - 216, Макогоново - 237, Дмитриевском - 224, Масычевом - 258, деревнях Марьиной - 174, Колодеевой - 170, Новосёлках - 101, Толочеевой - 100. Всего 10802 души.

 


Крестьяне названных населённых пунктов имели под пашней, сенокосом, лесом, огородами и селениями 55184 десятины и 758 сажень земли.
Из строений в Бутурлиновке имелось три господских деревянных дома на каменных фундаментах, из которых два покрыты железом, один камышом. При этих домах имелся сад с плодовыми деревьями, а также пятьдесят лавок для торговли. Имелась крытая тёсом больница и тут же каменная аптека, 10 деревянных флигелей, три амбара, три каретных сарая, все крытые камышом.
В деревне Марьиной имелись четыре господских деревянных флигеля, хлебный магазин, погреб каменный, тоже крытые камышом, овечий завод на реке Середе, водяная мельница о шести поставах при хуторе Дмитриевском на реке Середе и ещё одна мельница тоже о шести поставах.


Кроме того, в особо выстроенном хуторе Аннинском был господский дом, каретный сарай, хлебный амбар деревянный, три каменные кошары для овец и лошадей. Все строения крыты камышом.
И, наконец, за графиней девицей Еленой Дмитриевной Бутурлиной значилось в слободе Филиппенково 379 душ, хуторах - Елизаветином - 344, Петренковом -181, Патокином -416. Всего 1320 душ (названия селений приводятся по документам).
При крестьянах названных населённых пунктов под пашней, сенокосами, лесом и селениях насчитывается 7133 десятины 682 сажени земли. Под оврагами и сенокосами занято 362 десятины 1560 сажень земли. При слободе Филиппенково - каменный постоялый двор. В 1837 году все вышеназванные сёла Е.Д. Бутурлина продала своему брату Петру за 380 тысяч рублей.
Следует заметить, что Пётр Дмитриевич помимо перечисленного купил село Новосёлки, где насчитывалось 1837 десятин земли и около ста душ. В этом селе имелся деревянный господский флигель, два амбара, покрытые камышом, каменное помещение для конного завода. Есть основания полагать, что затем владельцем конезавода стал отставной полковник Гартов.

 


Крестьяне вотчины Бутурлиных давно мечтали освободиться от крепостной зависимости, но путь к этому был долгий и трудный. Закрепостить оказалось очень просто - достаточно одного указа Екатерины II, а для освобождения требовалось собрать массу различных документов. Подготовка началась в 1835 году. Официально это называлось «увольнение крестьян в звание свободных хлебопашцев». Правовой основой для данного мероприятия являлся Закон от 1803 года «О свободных хлебопашцах».
Для обретения свободы крестьяне должны были заплатить огромную сумму в два с лишним миллиона рублей. Высебя, землю, строения. Причём, сумму назначали сами господа- помещики за богатства, которые добыты не их трудом. Для выплаты этой огромной суммы ставились довольно жёсткие усло¬вия, невыполнение которых грозило довольно тяжёлыми последствиями для крестьян.

Названная сумма в 2144 тысячи рублей мало о чём говорит современному человеку. Она приобретает реальный смысл, если скажем, что простой крестьянин зарабатывал в тот период одну копейку в день. Разумеется, такую огромную сумму крестьяне не могли сразу отдать помещикам, поэтому они решили её взять в кредит в Московском опекунском совете с рассрочкой на 37 лет. В течение этого долгого периода наши земляки попадали в тяжёлую кабалу, должны были выплачивать ту сумму с надбавкой в четыре процента, что составляет более 26 тысяч рублей. Брала проценты и сама А. А. Бутурлина. За два года они составили 11758 рублей.
Первой освободить крестьян за выкуп решила Анна Артемьевна Бутурлина. С её стороны по доверенности данным вопросом занимался отставной поручик Иван Антонович Кавецкий, бывший управляющий имением Бутурлиных.
" Со стороны крепостных крестьян по их доверенности - крестьянин слободы Васильевки Матвей Крячко. Выданную ему доверенность он 31 января 1836 года предъявил и засвидетельствовал в Бобровском уездном суде. С этого времени начался сбор необходимых документов с обеих сторон, выработка условий увольнения крестьян в новом звании. В марте 1837 года эти условия лично подписали графиня А.А. Бутурлина и от имени освобождаемых крестьян Матвей Крячко.
В конце 1837 года данные условия и прошение на увольнение крестьян, написанное на имя царя самой графиней, другие документы стороны представили Воронежскому губернскому предводителю дворянства. Тот отправил их в Санкт-Петербург.
14 января 1838 года министр Д.П. Блудов подготовил письменный доклад по данному вопросу на имя царя, в котором изложил суть дела. Царь Николай I, рассмотрев представленные ему документы, в верхнем левом углу доклада собственной рукой кратко написал «Быть по сему».


Итак, высочайшее разрешение на освобождение крестьян от крепостной зависимости получено. Однако долгожданная свобода пришла не сразу. Крестьяне получили её только через полтора года, потому что такие операции в России быстро не дела¬лись, к тому же графиня А.А. Бутурлина жила во Флоренции, и переписка с ней занимала довольно много времени.
В условиях на увольнение указывалось, что графиня А.А. Бутурлина по соглашению с малороссийскими крестьянами, состоявшими в её имении в слободе Васильевке и хуторах Кучерявом, Бражниковом, Сериковом, Крутицком, Тереховом, Хорольском и Колодеевом «учинили запись об увольнении их в звание свободных землепашцев».
Было названо количество уволенных по каждому населённому пункту мужчин и женщин, которые были учтены по переписи на 1833 год. Всего насчитывались 5918 человек обоего пола. Увольнялись и все родившиеся после переписи дети. За графиней не оставалось ни одной души. Уволенные люди оставались жить на своих прежних местах. Это была самая крупная помещичья вотчина в губернии, выкупленная на «свободу» в период царствования Николая I.


Главным источником существования крестьян считалась земля, и вокруг неё шла работа. Каждая мужская душа по месту жительства наделялась пятью десятинами земли и за эту землю, и за личное освобождение крестьяне обязаны были заплатить графине за каждую из 2959 мужских душ по 410 рублей ассигнациями. Итоговая сумма выплаты составляла 1 миллион 213 тысяч 190 рублей.

 


Днём увольнения следует считать 13 июля 1839 года, когда крестьяне были освобождены от крепостной зависимости. В этот день представители обеих сторон с доверенностями прибыли в Воронежскую гражданскую палату. От графини А.А. Бутурлиной приехал отставной поручик Иван Антонович Кавецкий, от крепостных крестьян - Егор Михайлович Сергеенко. Имелись также свидетели.


Чиновник гражданской палаты зачитал Запись об увольнении графиней А.А. Бутурлиной своих крепостных крестьян в звании свободных хлебопашцев. Представители обеих сторон подписали зачитанную им запись с указанием полных фамилий, имён и отчеств, а также чинов. Таким образом, прецедент освобождения был создан. Этот процесс продолжился дольше с освобождением крестьян имения сына А.А. Бутурлиной Петра Дмитриевича. К тому времени он уже купил часть имения своей сестры Елены, которая вышла замуж за иностранца. По доверенности сына освобождением крестьян - подданных Петра Дмитриевича занималась его мать, уже имеющая в этом опыт.

 


Общая сумма выкупа крестьян всего имения, как уже отмечалось, составила 2 миллиона 114 тысяч 336 рублей. Сумма по тем временам огромная и обременительная для крестьян. Срок уплаты был рассчитан на 37 лет, начиная с 1842 и по 1879 год. Графиня получила деньги сразу. Их крестьяне взяли под залог земли в Московском опекунском совете и выплачивали ему деньги с процентами до 1879 года. Таким образом, за 19 лет до официальной отмены в России крепостного права крестьяне вотчины Бутурлиных стали вольными хлебопашцами.
Почти два с половиной года крестьяне считались, грубо говоря, бесхозными, не прикреплёнными ни к какому ведомству. Затем их определили в разряд государственных крестьян, и с 1842 года они поступили в ведомство Бобровского окружного управления государственных имуществ.

 

Целый век Бутурлины владели своей вотчиной в наших краях. За это время сменились четыре поколения хозяев. Сегодня ничего не осталось от пребывания графов на нашей земле. Не сохранились господские дома и вотчинное правление, мельницы и флигеля, свеклосахарный завод, оценённый при выкупе крестьян на свободу в 45 тысяч рублей. Кроме названия у нас от пребывания графов ничего не сохранилось.

 


Упадок имения Бутурлиных начался после разделения его на три части. Это экономически ослабило вотчину и ускорило время её ликвидации. Продажа одной из частей уже разделённого имения, то есть Еленой брату Петру, явилось лишь запоздалой попыткой спасти его от перехода в чужие руки. Увольнение гра¬финей А.А. Бутурлиной своих крестьян на свободу - есть приход решающего момента. Её старший сын завершил полную ликвидацию помещичьего имения.

 


Таким образом, крупное помещичье имение Бутурлиных за сто лет своего существования прошло все стадии эволюции феодально-крепостнической системы от зарождения до распада. Причём, процесс этот здесь проходил быстрее, чем в целом по России.

А.Т. Докучаев.

Комментарии   

0 #1 Виктор Витаренко 05.12.2012 16:51
Кто и когда изображен на этой картине?
Цитировать | Сообщить модератору

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Бесплатные объявления Бутурлиновка

© 2009 - 2020 Бутурлиновка 777

X
^ Наверх