Язь из реки детства

С ранних лет помню ее полноводной и сильной

Река Токай свое начало берет в солонцах у деревни Рассвет Тамбовской области. Ее общая длина 131 километр. Неспешно протекает она по территории Тамбовской и Воронежской областей и сливается с рекой Елань

 

Из-за отсутствия насадки выбраться с утра на речку не получилось. Не так просто оказалось найти места расквартирования личинок майского жука. Вначале я пытался отыскать их в приствольных кругах яблонь в саду, потом копал лопатой заматеревший дерн, но и там они попадались редко. Пришлось их добывать в поте лица в соответствии с пословицей «в грамм добыча — в пуд труды», однако личинка весной является желанным лакомством для язя, поэтому трудился, не жалея сил. В своих поисках я обратил внимание на грачей, которые в иссиня-черных фраках деловито и важно разгуливали по саду, переливаясь в лучах солнца своим оперением, и временами зачем-то ковырялись клювом в земле. Попробовал искать в тех же местах, и сразу пришла удача. Оказалось, что грачи лучше меня определяют наличие личинок под землей. На глубине 5-7 сантиметров то и дело попадались кремовые упругие личинки с коричневой головкой, согнутые полукольцом. Набрать в банку с землей их необходимое количество уже не представляло особых затруднений.

 

Взял снасти, прихватил банку с личинками, ведро для рыбы и поспешил к реке. На ведре можно и посидеть в длительном, но упоительном ожидании поклевки крупной рыбы.

 

В 50-е годы ХХ столетия в селе Архангельском на реке, ниже моста метров на 500-600, была грунтовая плотина, и вода вращала турбину гидроэлектростанции. Местами ширина реки достигала 100 метров. Электроэнергии станции хватало лишь для освещения фермы, колхозного двора и пары улиц. По обе стороны высоководного деревянного моста было три острова. На самом большом из них, метрах в ста выше по течению, располагался стадион.

 

После спада воды для перехода на этот остров ежегодно устраивали дощатые мостки на сваях. Посетителей стадиона встречала высокая деревянная арка с кумачовым призывом «Добро пожаловать!». По центру острова размещалось футбольное поле, размеченное известью и по периметру окруженное скамьями для болельщиков. Разновысокая трава-мурава на этом поле росла сама по себе, и перед игрой футболисты «подстригали» её с помощью косы. Вдоль зарослей кустарника, камыша и ивы устраивали дощатые павильоны, в которых продавался клюквенный морс из бочек, а также напитки различной крепости, продукты и сласти. Особой популярностью у детворы пользовались леденцовые ярко-алые петушки на палочке

 

Вдоль береговой линии располагались вышка для прыжков в воду, качели, «гигантские шаги», яма с опилками для прыжков и площадка для толкания ядра, метания копья и диска. Вокруг футбольного поля была беговая дорожка. В футбол с приезжими командами из других районов мы играли самозабвенно с полной отдачей сил. Судьей был Борис Шаповалов — одноногий директор местного кирпичного завода. Ему приходилось везде успевать на своем протезе, свистеть в жестяную сирену, а иногда и разнимать разгоряченных футболистов. Если наша команда проигрывала, то ей приходилось покидать стадион через реку вплавь под свист и улюлюканье, так как у мостков проигравших ждали разгневанные болельщики и могли намять бока. Кто и как играл, забил гол или пропустил в свои ворота — обсуждалось жителями всю неделю до очередного матча[M1]. Таковы уж были местные нравы. Теперь от кирпичного завода не сохранилось ни трубы, ни кольцевой печи, ни завялочных сараев. Осталось лишь наступающее на его бывшую территорию кладбище, на которое уже переселилось большинство из тех жителей, которых я знал. Прежнего стадиона тоже нет, а на его территории теперь пасутся козы. О рыбе и говорить нечего. Летом, в июльскую жару, ребятишки и зеваки толпами глазели с моста на бронзовобоких сазанов, слегка шевеливших плавниками почти у поверхности воды. Они стояли между горизонтальных бревен ледорезов, покрытых зелеными шелковистыми нитями водорослей.

 

Лещи в реке Токай водились размером чуть ли не с чертежную доску. И главной проблемой для ребятни в те годы было собрать достаточное количество костей, тряпья и разных железяк для обмена этого добра у старьевщика на крючки, батарейки для фонарика или глиняные свистульки. Повозка старьевщика появлялась у нас на улице лишь два раза в месяц, поэтому многие ребятишки обливались горькими слезами, когда крупная рыба в очередной раз уносила с собой драгоценный крючок.

 

Теперь, спустя 60 лет, все изменилось в худшую сторону. Исчезли почти все притоки реки. Безрассудная распашка земель почти до уреза воды и выпас мелкого скота по прибрежным зарослям ивняка привели к заиливанию родников. Исчез левый приток реки Токай — Яменка с водопадом, где вода шумно низвергалась с двухметровой высоты в глинистое ложе.

 

Водяная пыль искрилась всеми цветами радужного спектра, при порывах ветра радуга колыхалась подобно занавесу. Прозрачные струи воды выбили в глине котловину, в которую из реки поднималась мелкая рыбешка, а также личинка ручьевой миноги —змееподобная живая лента серо-бронзового цвета с круглым ртом-присоской и семью жаберными отверстиями по бокам головы.

 

Владислав ПОДОЛЬСКИЙ,
доктор технических наук,
профессор, заведующий кафедрой
строительства и эксплуатации
автомобильных дорог ВГАСУ,
уроженец села Архангельское

Аннинские вести

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Бесплатные объявления Бутурлиновка

© 2009 - 2020 Бутурлиновка 777

X
^ Наверх