Наш читатель вспоминает трудное военное детство

Летом 1941 года началась война, а в сентябре я пошел в первый класс. После знакомства с учительницей, в первый же день, она сказала, чтобы наши матери сшили нам сумки для сбора колосков. После учебы все школьники работали в колхозе до самых морозов. Каждой колхознице давали пай картошки, пшеницы, ячменя, сахарной свеклы. Вместе со взрослыми работали и мы, дети.

Когда шла уборка сахарной свеклы, мы с соседом Василием Коваленко возили на тачках свеклу на свеклопункт. Ему было 12 лет, а мне 10. Как я ждал, когда отец вернется с фронта. А он пришел только в августе 1946 года после лечения в госпитале. Отец, Даниил Тимофеевич, награжден двумя орденами боевого Красного Знамени и медалью «За отвагу».

Дома его ждала печальная весть. Его сын Владимир погиб, разбирая боеприпасы во взорванном эшелоне на нашей узкоколейке.

Отец после войны работал в колхозе заместителем председателя, а затем возглавил бригаду «зеленого хозяйства».

С 1948 года с Клавдией Спельниковой, Марией Руга, Матреной Рудыкиной, Екатериной Бугаевой они занимались посадкой лесополос, которые защищали поля от суховеев, влияли на снегозадержание.

Дуб сажали желудями под тяпку, а ясень, клен – семенами. Лишние растения спалывали, как только появлялись всходы. Вели уход за насаждениями, делали расчистку, прореживание, прополку. Акацию сажали деревцами. Саженцы приобретались в Козловском плодопитомнике. Главное детище отца – плодовый сад, который бригада начала сажать после объединения колхозов в пятидесятых годах.

Территория сада простиралась от спецхоза и почти до Лозового пруда. Я был мальчишкой, и мы с отцом ездили на лыжах пугать зайцев в саду,
чтобы они не объедали кору на плодовых деревьях.

Весной и летом междурядную обработку вели стругом – такое приспособление, похожее на плоскорез, закрепленный за лошадью. Мне приходилось водить ее под узцы, а отец регулировал глубину рыхления почвы. Он, когда ушел на пенсию, начал заниматься пчеловодством, потом заболел, лечился в Волгограде. Там и умер. Похоронен рядом с матерью. Ему было 86 лет.

Если бы ни война, ни ранения, ни болезни, то он мог бы прожить целый век.
 

 

Виктор РУДЫКИН, пенсионер

ПРИЗЫВ

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Бесплатные объявления Бутурлиновка

© 2009 - 2020 Бутурлиновка 777

X
^ Наверх