Знаменитые земляки

  У бутурлиновцев немало знатных и знаменитых на всю страну земляков. Здесь родились А. П. Серебрянский, А. А. Бучкури и Н. Я. Колодиев.

KrukovВладимир Викторович Крюков

18 сентября 1948 года в 5 часов утра Герой Советского Союза, кавалер высших советских и иностранных орденов генерал-лейтенант В. В. Крюков был арестован и в одночасье лишен всех наград, звания и самого имени, превратившись в ЗК № .... Его жену Лидию Русланову арестовали на гастролях, в гостинице, перед вылетом в Москву. Знаменитой артистке, которую любила вся страна, определили статью «антисоветская пропаганда». Нелепей статьи Лубянские мудрецы не могли придумать. Слух о том, что Русланова находится в лагере под Тайшетом, быстро облетел окрестные деревни, и жители понесли ей кто варежки, кто валенки, кто продукты. Опасаясь проявлений народной любви, певицу перевели в мрачно знаменитый Владимирский централ...


Генерал-лейтенант Герой Советского Союза Владимир Викторович Крюков родился в Бутурлиновке в 1897 году в семье служащего. Его отец Виктор Андреевич - выходец из крестьянской семьи села Клеповка. В Бутурлиновке, куда переселился на постоянное место жительства, он сначала работал почтальоном, потом телеграфистом и первым узнавал все новости. Его сыну нравилась форменная одежда отца с блестящими пуговицами. Он тоже мечтал носить такую же, когда подрастет, но судьба распорядилась по-другому. Он стал носить военную форму.


Когда началась первая мировая война, царскому правительству не хватало младших Крюков В.В.командиров, поэтому выходец из низов Владимир Крюков попал в Москву, в школу прапорщиков. После ее окончания, в конце 1915 года, наш земляк уехал на Западный фронт. Служил он в конной разведке пехотного полка. Здесь проявились его мужество и грамотность, находчивость и смелость. За хорошую службу Крюкову присвоили звание поручика.


Солдаты уважали Владимира Викторовича за простоту и отзывчивость к ним, поэтому в начале 1918 года они избрали его членом полкового комитета и начальником разведки полка. В июле того же года он вместе с другими однополчанами добровольно вступил в ряды Красной Армии.
Во время гражданской войны Владимир Викторович мужественно воевал на Южном и Восточном фронтах, где ему довелось командовать взводом, эскадроном, полком. Вовремя боевых действий наш земляк не единожды был ранен, но каждый раз возвращался на фронт к своим боевым товарищам. В октябре 1921 года он вернулся к мирной жизни. Передавая боевой опыт другим, он сам продолжал учиться военному искусству, так как защите Отечества решил посвятить свою жизнь. В 1924 году наш земляк закончил Ленинградскую высшую школу командного состава, а затем продолжил учебу в академии имени Фрунзе. Потом он командовал стрелковой бригадой в Ленинградском военном округе.Крюков В.В. со своей женой Руслановой Л.А.


Великую Отечественную войну генерал-майор В. В. Крюков встретил в должности командира 198-ой мотострелковой дивизии, командуя которой он вступил в первый бой с фашистскими захватчиками. В феврале 1942 года наш земляк возглавил успевший прославить себя героическими подвигами 2-ой гвардейский кавалерийский корпус, которым до самой гибели командовал известный генерал Л. М. Доватор. С этим прославленным корпусом Крюков пройдет до самого конца войны. Трудно перечислить все тяжелые бои конников Крюкова, когда не раз решалась судьба масштабной войсковой операции, и они вносили свой вклад в победу.


В борьбе с врагом конники гвардейского корпуса проявили мужество и героизм, смелость и отвагу. Не случайно более 20 тысяч бойцов, командиров и политработников за время войны награждены орденами и медалями, а 36 из них удостоены звания Герой Советского Союза. Могила Руслановой Л.А и Крюкова В.В. на Новодевечьем кладбище В их числе и Владимир Викторович Крюков. Кроме того, наш земляк отмечен тремя орденами Ленина, двумя орденами Красного знамени, тремя орденами Суворова и орденом Кутузова.


После ухода в отставку по выслуге лет Владимир Викторович Крюков жил в Москве, активно участвовал в общественной жизни. Обладая общительным характером и широкой эрудицией, имел много друзей. Среди них маршалы Советского Союза Г. К. Жуков и С. М. Буденный, другие видные военачальники, а также писатели, артисты. Его жена, известная певица Лидия Андреевна Русланова, была гостеприимной хозяйкой, и это притягивало к семье людей искусства. Несмотря на большие заслуги перед Отечеством и высокие звания, имя нашего земляка в советский период долго замалчивалось. Сведений о нем нельзя найти в «Советском энциклопедическом словаре» за 1980 год, в энциклопедии «Великая Оте­чественная война» за 1985 год, а выпущенный в 1987 году краткий биографический словарь «Герои Советского Союза» содержит в статье о нашем земляке несколько неточностей.


Чем и перед кем провинился опаленный войной генерал, Герой Советского Союза, настоящий патриот Родины? Сталин, как извес­тно, побаивался Г. К. Жукова, который пользовался авторитетом в армии и уважением в широких народных массах. Все знали о его огромном вкладе в победу СССР над Германией. Ближайшее окружение вождя хорошо понимало намерения своегоКрюков В.В. и Русланова Л.А. кормчего и без лишних слов приступило кдействию. Министр госбезопасности страны Абакумов состряпал на Г. К. Жукова шитое белыми нитками дело. В сентябре 1948 года по этому же делу арестовали В. В. Крюкова, от которого намеревались получить компрометирующие маршала сведения. Получить любой ценой, даже пытками. Заплечных дел мастера умели это хорошо делать. При первых же допросах наш земляк заявил, что не будет давать ложные сведения на своего боевого соратника и друга Г. К. Жукова, оговаривать его. Тогда всесильный Абакумов прямо заявил В. В. Крюкову: «Будешь упорствовать - будем бить и искалечим на всю жизнь». И это были не просто угрозы. Нашего земляка, боевого генерала, долго били, жестоко пытали, хотели получить от него нужные сведения для сфабрикованного дела. «Если я виноват, - говорил В. В. Крюков следователю, - уличайте меня фактами». Но их как раз-то не имелось, поэтому пытавший его нагло отвечал: «Я буду уличать тебя не фактами, а резиновой дубинкой». Генерал отрицал и факты сфабрикованные также против его жены. (В этот же период черная тень легла и на популярную в народе певицу Лидию Русланову. Власти запрети­ли ей выступать и дали указание, чтобы повсеместно изъяли грампластинки с записями ее песен. Это случилось в самом начале 1949 года.). В. В. Крюков считал, что Лидия Русланова ни в чем не виновата, ее просто оклеветали. Генерала били несколько дней, доводя его до полуобморочного состояния.Барельеф на доме в котором жила Русланова Л.А. (г.Москва) Все это сопровождалось отборным матом и оскорблениями. По словам генерала, он даже сам не знал, сколько времени его истязали в тюремных застенках.


В 1951 году В. В. Крюкова осудили по печально известной 58-ой статье за «отрицание свободы личности в СССР». После всех истязаний личности нашему земляку дали 25 лет и 5 лет поражения в правах. Если учесть солидный возраст генерала (54 года), то это равносильно пожизненному заключению.


ruskkВ марте 1953 года скончался «вождь всех народов» заканчивалась и мрачная сталинская эпоха. В апреле 1953 года Владимир Викторович Крюков написал письмо в ЦК КПСС, а копию направил маршалу Г. К Жукову. Он писал о своей невинности, надуманности обвинения и просил о пересмотре дела. Г. К. Жуков, работавший в то время заместителем министра обороны СССР, написал личное письмо Н. С. Хрущеву. Это обращение в корне изменило ситуацию. Уголовное дело против В. В. Крюкова и его жены Л. А. Руслановой было прекращено, и они наконец-то вышли на свободу. Справедливость восторжествовала. Позже сам Абакумов будет расстрелян.


Умер генерал-лейтенант Герой Советского Союза наш земляк Владимир Викторович Крюков в 1959 году и похоронен на Новодевичьем кладбище. Его могилу не раз посещали Г. К. Жуков, С. М. Буденный, другие военачальники, с которыми он прошел фронтовые дороги. Но чаще всего сюда приходила его жена Лидия Андреевна Русланова, которая скончалась в 1973Мемориальная доска на здании Бутурлиновского торгово-экономического техникума году.


Несмотря на грязные происки сталинистов, добрая память об этих замечательных людях - боевом генерале и популярной певице - будет всегда жить в народе. Им отведено достойное место в истории нашего Отечества. Бюст генерала В. В. Крюкова стоит в галерее Героев Советского Союза в центре Бутурлиновки, на здании Бутурлиновского Торгово-экономического техникума находится мемориальная доска, его портрет можно увидеть в краеведческом музее его родного города. Герой не забыт своими земляками.


Алексей Тихонович Докучаев. 2004г.

из сборника "Земляки". Рассказы, очерки, статьи. 2007г.

Lepehin GavriilVasЛепёхин Г.В. Родился 12 (25) марта 1917 г. в селе Козловка Бутурлиновского района Воронежской области в семье крестьянина.

Окончил 7 классов и два курса фельдшерско-акушерской школы в г. Россошь.


В 1936 году призван в ряды Советской Армии. В 1938 году окончил Качинскую военно-авиационную школу пилотов.


С мая 1942 года участвовал в Великой Отечественной войне. В качестве командира звена 751 полка 17-й авиационной дивизии дальнего действия.

Старший лейтенант Г. В. Лепехин к октябрю 1942 года совершил 107 боевых вылетов на бомбардировку важных объектов в глубоком тылу врага. Он участвовал в налете на крупные города, занятые противником, железнодорожные узлы, аэродромы, склады с горючим и боеприпасами, нанеся врагу значительный урон в живой силе и боевой технике.


Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 декабря 1942 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистским захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм старшему лейтенанту Лепёхину Гавриилу Васильевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 784).


В апреле 1943 года во время ночной бомбардировки города Данциг (Гданьск, Польша) был сбит, попал в плен и отправлен в концлагерь Бухенвальд. В лагере называл себя Георгием.


Находясь в гитлеровских лагерях, неоднократно готовился к побегу из фашистской неволи;Лепёхин Г.В. сохранил в плену честь и достоинство советского офицера.


11 апреля 1945 года был освобожден наступающими войсками.
С 1946 года капитан Лепёхин Г.В. - в запасе.
За пребывание в плену был осуждён и 30 апреля 1947 года лишён звания Героя Советского Союза и всех наград. Впоследствии полностью реабилитирован и Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 января 1957 года восстановлен в звании Героя Советского Союза. Член КПСС с 1961 года.


С 1946 года , жил и работал в г. Воронеже. До 1979 работал мастером участка Воронежского птицекомбината.
Награжден орденами Ленина, Отечественной войны 1 степени, медалями.
Скончался 2 мая 1990 года. Похоронен в Воронеже на Юго-Западном кладбище.



Биография предоставлена Уфаркиным Николаем Васильевичем
Герои без звёзд

Конев В.Н.
К 64 Герои без Золотых Звезд. Прокляты и забыты. — М.: Яуза, Эксмо, 2008. — 352 с. — (Война и мы).
ISBN 978-5-699-27812-1
«Сталинские соколы», Герои Советского Союза... Они были гордостью своей страны. Они воплощали славу великой эпохи. Они пользовались всенародным почетом. Их портреты не сходили с первых полос газет. Они были кумирами молодежи и образцом для подражания. Однако судьба порой жестоко мстит за стремительный взлет, за успех, за удачу... О трагических судьбах летчиков, достигших в Советском Союзе вершин славы, но по разным причинам лишенных высшего отличия своей Родины, о героях без Золотых Звезд впервые в отечественной литературе рассказывает книга Владимира Конева.
ББК 63.3
© Конев В.Н. 2008
© ООО «Издательство «Яуза», 2008
ISBN 978-5-699-27812-1 © ООО «Издательство «Эксмо», 2008

ОТ АВТОРА
Звание Героя Советского Союза было учреждено 16 апреля 1934 г., а четыре дня спустя страна узнала имена первых Героев — летчиков, спасших 104 человек с затонувшего в море ледокольного парохода «Челюскин». 19 июня 1934 г. на приеме в честь первых Героев Советского Союза И.В. Сталин сказал: «И за границей есть немало известных летчиков. Они тоже отправляются в рискованные подчас полеты. Ради чего они рискуют? Их полеты — погоня за долларом. А вот зачем летали наши летчики на Крайний Север? Скажем, зачем летал Леваневский? Разве мы обещали ему деньги, когда он спасал Маттерна или когда летел к челюскинцам? Он сам вызвался помочь советским людям.


Советский герой — это высокоидейный человек, обладающий большевистской твердостью и настойчивостью. Советский герой — патриот своей великой Родины, Он готов на величайшие подвиги для блага народа, совсем не думая о личных благах».
За спасением челюскинцев последовали дальние рекордные перелеты экипажей М. Громова, В. Чкалова.


ЛЕПЁХИН Гавриил Васильевич
(25.03.1917—02.05.1990)
Родился в с. Козловка ныне Бутурлиновского р-на Воронежской области в семье крестьянина. Русский. Окончил 7 классов и 2 курса фельдшерско-акушерской школы в г. Россошь. В РККА с 1936 г. Окончил Каминскую ВАШП в 1938 г. Служил в одной из частей Воронежского гарнизона.
Участник Великой Отечественной войны с мая 1942 г. Командир звена 751-го авиационного полка (17-я авиац. дивизия, АДД), ст. лейтенант. К октябрю 1942 г. совершил 107 боевых вылетов на бомбардировку важных объектов в глубоком тылу противника. Участвовал в налетах на крупные административные и военно-политические центры, ж-д. узлы, аэродромы, склады с боеприпасами и горючим. 31.12.1942 г. присвоено звание Героя Советского Союза.


16.04.1943 г. при бомбардировке г. Данциг (ныне Гданьск, Польша) ночью был сбит, попал в плен. 11.04.1945 освобожден из концлагеря Бухенвальд.
С 1946 г. в запасе. За пребывание в плену осужден и 30.04.1947 г. лишен звания Героя Советского Союза. После освобождения из мест заключения жил в г. Воронеже. Восстановлен в звании Героя Советского Союза 22.01.1957 г. До 1979 г. работал мастером участка на Воронежском птицекомбинате.


Награжден орденами Ленина, Трудового Красного Знамени, Отечественной войны I степени (1985), медалями.



НЕДОВЕРИЕ
Весной 1942 г. летчик Г. Лепехин прибыл в 751-й ап. Полком в то время командовал подполковник Герой Советского Союза В.Г. Тихонов1 — один из участников первых бомбардировок Берлина в августе—сентябре 1941 г. Несмотря на то что воевать

Лепёхин начал лишь в мае 1942 г., уже первые два боевых вылета позволили ему перейти из списка новичков в список «бывалых». В первый вылет он удачно сбросил бомбы на железнодорожный узел Брянск, во второй — участвовал в налете на вражеский аэродром в районе этого города. Экипажи полка тогда уничтожили 37 и повредили 5 бомбардировщиков, сожгли 10 истребителей, 4 транспортных самолета, взорвали 2 склада с горючим, склад бомб, склад снарядов, уничтожили около 150 фашистов.


28 июня 1942 г. немецкие войска прорвали оборону на стыке 13-й и 40-й армий Брянского фронта. Подразделения АДЦ, в том числе 751-й полк, активно помогали нашим войскам в ликвидации прорыва. АДЦ противодействовала переброске вражеских войск, эшелонов с техникой по железным дорогам Брянск—Орел—Курск и Брянск—Льгов—Курск. В июле лишь на Брянском узле в результате действий бомбардировщиков было уничтожено 15 железнодорожных эшелонов противника, а также 400 тонн горючего и несколько сот полицейских. На железнодорожном узле Брянск-2 на воздух взлетело более 500 вагонов, в их числе 28 с боеприпасами, 3 эшелона с минами и тяжелым снаряжением, сожжен склад боеприпасов, убито и ранено до 3000 немецких солдат и офицеров. Узел не работал двое суток.


В начале июля 1942 г. в штабе полка решался вопрос, какие именно экипажи выделить для участия в дальних полетах в глубоком тылу противника. Несмотря на то что боевой стаж летчика Лепёхина составлял немногим более месяца войны, а количество вылетов около 20, его экипаж был включен в список


Выделенные экипажи к середине июля перелетели на аэродромы Московской зоны, где началась усиленная подготовка к дальним полетам. На бомбардировщиках к тому времени было проведено много работ, повысивших их боевые качества: было улучшено бронирование кабин, для борьбы с течью поврежденных бензобаков установлены протекторы. Нижние поверхности крыльев, фюзеляжа и хвостового оперения были покрашены черной краской, не дающей отражения в лучах прожекторов. Для предотвращения взрыва при возможном попадании снаряда в бензобаки они заполнялись углекислым газом. Техники, механики, мотористы меняли моторы, выполняли профилактические работы.

Летчики и штурманы склеивали карты с районом действий — от аэродрома вылета до объекта удара в Германии, Польше, Венгрии, Румынии. Склеенные карты представляли собой длинные полосы бумаги. Таких полос-скатертей было несколько вариантов. Экипажи изучали район полета по маршруту, и особенно район целей. В их распоряжении были карты крупного масштаба, планы и фотосхемы вражеских городов. Большое внимание уделялось сети радиостанций на территории неприятеля, режиму их работы. Радисты готовились к обеспечению надежной связи самолета с командным пунктом (КП).


Вначале был осуществлен пробный налет на железнодорожный узел Кенигсберг. Налет прошел успешно. Противник не ожидал наших самолетов. Город был ярко освещен электрическими огнями, противовоздушная оборона не оказала никакого противодействия.


21 июля 1942 г. состоялся массированный налет. Время вылета — перед заходом солнца. Экипажи — в кабинах самолетов. В бомболюках — бомбы усиленного взрывного действия, бензобаки полностью заправлены горючим. Баллоны наполнены кислородом, рядом лежат маски. На земле тепло, но пилоты одеты во все меховое: предстоит высотный полет.


После взлета экипажи направляются к исходному пункту маршрута (ИПМ). Чтобы скрыть от противника местонахождение аэродрома АДЦ, линия маршрута на карте нанесена от ИПМ. Курс и расстояние полета к ИПМ летчик и штурман запомнили при подготовке к заданию.


Под самолетом — лесные массивы. Впереди на фоне вечерней зари показалась широкая лента реки. Самолет долго идет вдоль линии фронта. Левее на сотни километров протянулась зона пожаров. С высоты хорошо виден объятый пламенем древний город Ржев.


На западе горизонт как-то незаметно закрыли облака. Вскоре они стали перед самолетом стеной. Вспыхнула ослепительная молния, потом еще и еще. Огненные стрелы совсем рядом. Метеорологический фронт преградил путь к Кенигсбергу. Лететь в грозовых облаках неразумно. Экипаж пытается перевалить через грозовой барьер. Самолет поднимается на высоту более 6500 м, а белые наковальни туч, освещаемых молнией, возвышаются, наверное, до десяти тысяч метров. Ил-4 продолжает ползти все выше и выше. Гроза уже рядом. Над головой мгла. Она все время сгущается. Звезды еле видны.


И вдруг начинается небывалой силы болтанка. Мощные вертикальные потоки швыряют самолет, словно щепку. Он то на сотню метров проваливается куда-то в бездну, то с огромной скоростью вылетает наверх. Машина плохо слушается рулей, экипаж отрывает от сидений, как будто неведомая сила хочет вышвырнуть из кабины.


В этой обстановке командир принимает решение выходить из облачности. С большим трудом самолет разворачивается. Порой ноги пилота отрывались от педалей, но он крепко держал в руках штурвал. Пришлось бомбить запасную цель. Нужно сказать, что три самолета, попавшие в грозу, попросту развалились, но их экипажи спаслись на парашютах. Два экипажа пропали без вести.


24 июля — повторный налет на Кенигсберг. Снова пришлось лететь в сложных метеорологических условиях. Но результаты удара были отличными. Вражеские объекты горели. На этот раз район цели был прикрыт зенитной артиллерией и 30 прожекторами. Домой на базу не вернулось несколько экипажей.


Затем последовали удары по Данцигу (ныне Гданьск), Тильзиту (ныне Советск), Инстенбургу (ныне Черняховск). Постепенно летчики АДД увеличивали радиус действия дальнего бомбардировщика, чтобы возобновить налеты на Берлин, прерванные ровно год назад. Для этой цели конструкторами были разработаны из обтюраторного картона дополнительные баки емкостью 350 литров. Они подвешивались на внешние бомбодержатели. Бензин из них расходовался в первой части полета.


Вечером 26 августа самолеты группы взлетели и взяли курс на северо-запад. В бомболюках самолетов подвешены по десять 100-килограммовых бомб без взрывателей. Бензобаки заполнены частично. Вскоре бомбардировщики совершили посадку на прифронтовом аэродроме близ города Андреаполь. Садились в полной темноте: фронт — в 40 километрах. Аэродром «подскока» до отказа забит самолетами нескольких полков АДД. Пока летчики отдыхают в соседнем лесу, группа технического состава окончательно готовит самолеты: полностью заправляет горючим, ввертывает взрыватели в бомбы, проводит предполетный осмотр.


Экипажи сверили часы, получили кодовый сигнал «свой самолет». Непривычно долго разгонялся перегруженный самолет. Наконец толчок. Мигом убирается шасси. И все равно кажется, что машина не летит, а ползет животом по траве. Почти на метровой высоте самолет проплывает над деревьями.


На Берлин летела целая армада бомбардировщиков АДД Линию фронта самолеты пересекли еще засветло. Потом и до самой Германии летели в кромешной темноте. Общая длина маршрута —3500 км, высота полета — 6300 м. Ил-4 не имел автопилота, и летчику предстояло пилотировать корабль в течение 10—13 часов вручную. Штурману предстояла не менее сложная задача провести самолет за тысячи километров в сложных условиях погоды. Значительная часть полета проходила над вражеской территорией, над Балтийским морем, где самолеты ожидали грозовые фронты с обледенением и болтанкой, зенитный огонь, слепящие лучи прожекторов, неоднократные встречи с истребителями и другие неприятности. С трудом штурман опознал еле различимый остров Борнхольм.


Самолеты достигли Штеттина (ныне Щецин). Отсюда вражеская ПВО оказывала самолетам мощное сопротивление. Масса прожекторов. Небо сплошь в разрывах зенитных снарядов — прямо огненная тропа к Берлину. Город непосредственно охраняли сотни зенитных батарей, множество аэростатных заслонов, эскадрильи ночных истребителей. Преодолевая этот заслон, на логово фашистского зверя волна за волной наплывали советские бомбардировщики.


Берлин горит, дым поднимается высоко к небу. Он продолжал гореть 30 августа и 10 сентября, когда были совершены повторные налеты.
В начале сентября летчики нескольких полков АДЦ совершили еще несколько массированных налетов на военные объекты стран—саттелитов Германии: Будапешта (5 и 10 сентября), Бухареста (14 сентября). Бомбовые удары были весьма успешными. Попутно над столицами союзников Германии были разбросаны сотни тысяч листовок, призывающих венгров и румын перестать сражаться на стороне Гитлера.
Вскоре боевая работа экипажей полка в Московской зоне была завершена, и они возвратились на базу.


За боевую работу в октябре 1942 г. летчик был представлен к своему первому ордену. Однако, учитывая весьма успешные результаты бомбовых ударов и суммарное количество вылетов, перевалившее за сотню, он был удостоен сразу звания Героя Советского Союза.


В своих предоктябрьских обязательствах, накануне 25-й годовщины Октябрьской революции, летчики Лепёхин и Курятник дали слово догнать по количеству боевых вылетов старых летчиков. Это обязательство они выполнили с честью. В это время полк получил задание произвести бомбардировку аэродрома в районе Витебска. По данным разведки, на этом аэродроме и еще двух немцы сконцентрировали большое количество «юнкерсов». Противник готовил массированный бомбовый удар возмездия на Москву. Группу бомбардировщиков на Витебск повел замполит Чулков. Удар был успешным. Бомбовыми ударами были уничтожены и повреждены не только бомбардировщики противника, но и склады боеприпасов и ГСМ.


В период наступления наших войск под Сталинградом Лепёхин уже командовал звеном. Он водил самолеты на колонны отступающих войск противника, на аэродромы, склады. В район Сталинграда самолеты летали в основном ночью. Но с наступлением осени появилась сплошная облачность. Высота ее нижней кромки —100—200 метров. Ночная работа стала невозможной. Тогда командование поставило задачу: совершать налеты днем, на малой высоте, при необходимости маскируясь облаками, обнаруживать цель и уничтожать ее. Взрыватели на бомбах устанавливались с замедлением, чтобы взрывная волна не поразила самолет.


25 марта 1943 г. за успешную боевую деятельность полк Лепёхина был удостоен звания гвардейского и стал именоваться 8-м гвардейским, а дивизия — 2-й гвардейской.


В начале апреля 1943 г. АДД возобновила массированные налеты на вражеские объекты в глубоком тылу противника. Первым объектом второй серии стал Кенигсберг, который экипажи АДД бомбили 14 апреля.


16 апреля 1943 г. Герой Советского Союза гвардии капитан Г. Лепёхин вел свой Ил-4 на Данциг.


В его экипаже, как назло, в ту ночь не оказалось стрелка. В ноль часов по московскому времени самолет прошел Кенигсберг, где его засекли вражеские локаторщики. Ночные истребители противника атаковали бомбардировщик и подожгли его.


Горел левый мотор, оборвалась связь. Скольжением сбить пламя не удалось. Лепёхин приказал экипажу покинуть горящий самолет. После того как выпрыгнули с парашютами штурман и стрелок-радист, он открыл колпак кабины. С трудом ему удалось отделиться от падавшего самолета.
Он плавно покачивался в ночном небе. Унты оказались не пристегнутыми и при раскрытии парашюта слетели. Внизу догорала машина. Было ясно, что немцы поспешат к месту падения самолета. А около него, судя по всему, приземлится и он сам. Надо опередить врага. Лепёхин подтянул стропы, увеличил скорость падения. Не заметил, как встретился с землей. Удар был настолько сильным, что летчик потерял сознание.


Очнулся Лепёхин в 11 часов утра и услышал немецкую речь. Он лежал на кровати весь разбитый и пронизанный нестерпимой болью. Плен!
Весь день летчик лежал, не шевелясь, на жестком топчане. Вечером в помещение вошел офицер с двумя солдатами. Они о чем-то поговорили. Потом солдаты бесцеремонно подхватили летчика и поволокли к двери. Швырнули в кузов грузовика.


Машина остановилась где-то в поле. Немцы сбросили летчика на землю, задымили сигаретами. Нехотя взялись за лопаты. Но то ли земля показалась им твердой или по другой какой-нибудь причине, но солдаты вдруг прекратили начатую работу. Снова тело летчика брошено в кузов, снова загремели лопаты. Машина запрыгала по проселку.


Через несколько часов Лепёхин оказался в лагере военнопленных близ г. Морицфельде. Загадочным был этот лагерь. В бараках размещалось около 150 военнопленных. Все они были авиаторы — летчики, штурмовики, стрелки-радисты, бортмеханики. Размещались они в больших помещениях с рядами двухъярусных коек. Нельзя было понять, кто есть кто, — все переодеты: кирзовые сапоги, серые брюки, зеленоватый френч и нижнее белье. Одежда походила на форму немецких солдат. Дали переодеться в нее и Лепёхину. Сначала он не придал этому значения и был рад чистому белью. Назвался он Георгием. Спустя месяц, как только зажили раны, за него взялись крепко. На допрос доставили волоком — стоять он не мог, а передвигался с двумя палками. Вначале он пытался выдать себя за воздушного стрелка, но в том же лагере уже сидел его стрелок-радист Михаил Буренок, а в руках немцев оказалось его удостоверение личности и еще кое-что. Били, уговаривали, пытали, грозили и снова уговаривали власовцы. Но он молчал.
Бывший узник этого лагеря Б.В. Веселовский1 вспоминал: «В лагере проводилась антисоветская агитация, были развешаны соответствующие плакаты.
Почти ежедневно приносили газету РОА «За Родину», кто-то из обслуги расхваливал «новый порядок» на территориях, оккупированных немцами.
Частенько в штаб вызывали кого-либо, и там подолгу велся с ним разговор. Несколько раз со мной беседовал полковник Холтерс. Не допрашивал, а именно беседовал.


Некоторых пленных куда-то увозили. Через несколько дней они вновь появлялись.


Каждый день пленных небольшими группами выводили под конвоем на разные хозяйственные работы в деревню. Мы копали огороды и чистили скотные дворы. Во время работы пленных фотографировали.


В отдельном флигеле жил пленный генерал авиации Михаил Александрович Белешев.


Неожиданно, без всяких обиняков, генерал предложил Лепёхину участвовать в побеге. Летчик настороженно отнесся к откровенному генералу и сослался на свои костыли. Но когда окреп и почувствовал в себе силы, вошел в группу его новых друзей, которая решила бежать. Из двух вариантов выбрали вооруженное восстание: захватить лагерь, уничтожить охрану и с оружием на автомобилях пробиваться в Литву или Польшу к партизанам. Возглавить восстание согласился генерал Белешев. Начало его назначили на вечер 15 мая. Однако накануне эсэсовцы арестовали 11 человек — активных членов подпольного комитета. В их числе оказался Лепёхин. На проходной Белешев был высажен. Ясно было одно: среди них оказался предатель. Но кто? Большинство склонялось к мысли, что их предал генерал.


Пленных заключили в Инстенбургскую тюрьму. Начались допросы. Каждые сутки, по нескольку часов, в основном ночью. Пленных избивали, грозили расстрелом. Баланда и кусок хлеба с опилками — вся еда. Вскоре счет дням был потерян. В камере заключенный был один. Бока болели и немели от бетонного пола.


Не добившись ничего, «штрафников» перевезли в товарном вагоне в один из лагерей на территории Литвы. Через некоторое время их погрузили в вагоны и повезли обратно на запад.


Неугомонный Веселовский предложил бежать в пути. Лепёхин не соглашался: «Броситься на автомат я всегда успею». Слишком малы были шансы на успех. По всему выходило, что в открытую дверь успеют выскочить только двое, третий будет расстрелян охраной. Бросили жребий для двоих. Он достался Веселовскому и еще одному летчику. Незаметно для охраны узники расшатали скобы, отвлекли внимание часового, и двое беглецов успели нырнуть в черную бездну ночи.


Остальных пленников привезли в Лодзь, где сосредотачивались советские летчики, попавшие в плен. В лагере также сновали власовцы, пытаясь склонить на свою сторону. Среди вербовщиков Лепёхин с удивлением узнал своего знакомого — преподавателя аэродинамики Иванова из Качинской авиашколы.


В октябре 1943 г. группа из 150 человек была направлена этапом в Регенсбург в качестве дармовой рабочей силы на один из военных авиазаводов. Их загнали в бараки, обнесенные колючей проволокой. На заводе летчики Лепёхин, Клименко и Королев обзавелись кусачками и, выставив в бараке окно, прорезав в проволоке лаз, бежали. Несколько суток ночами пробирались к чехословацкой границе. На исходе октября они шли по Чехословакии. Однажды утром на сеновале их накрыли местные полицейские. Снова тюрьма. Потом наручники, этап в штрафной концлагерь в Флиссенберг. Каторжные работы в каменоломне.


Еще этап. На этот раз в концентрационный лагерь Бухенвальд. И порядковый личный знак, который легко было запомнить, — № 93000. Лепёхину удалось связаться с подпольным центром. Вскоре летчик «умер» от истощения. Он получил номер 66875 и стал Иваном Хмарой из Донбасса, а его личный знак оказался в крематории вместе с умершим узником. Через месяц Лепёхин уже был в лагере с менее строгим режимом — Бадзальцунге. Работал в глубокой соляной шахте. Готовился его побег.


Но немцы решили стянуть в Бухенвальд возможно больше военнопленных, и Лепёхин в апреле 1945 г. снова оказался в нем.
11 апреля 1945-го в лагере вспыхнуло восстание. Заключенные освободили сами себя, уничтожив деморализованную охрану. На захваченной немецкой машине Лепёхин с товарищами вслед за 3-й американской танковой армией рванул на Эльбу. В Торгау встретились со своими. Первым делом у пленных отобрали автомашину, дав взамен велосипеды, но на следующем перекрестке комендантский наряд отобрал и их. Кое-как на попутной машине доехали до Варшавы.


Здесь, в авиационном штабе, бывшим узникам выписали проездные документы и направление на госпроверку в лагерь НКВД на станции Алкино под Уфой.


Лепёхин легко прошел проверку, и по письму Главного маршала авиации А.Е. Голованова был направлен в его распоряжение. Он был направлен в полк, который дислоцировался в Полтаве, где вступил в командование эскадрильей. Приехав из отпуска, Лепёхин узнал, что уволен из армии.
В ноябре 1946 г. он был арестован, якобы за связь с гитлеровцами. Следователи взялись за него крепко.


Почему совершил столько побегов, а его не расстреляли? Почему надел немецкую-форму? Почему находился в лагере под другой фамилией? К нему было еще больше недоверия, чем к тем, кто смиренно просидел в лагере до освобождения. Ему инкриминировали срыв группового побега и выдачу врагу военной тайны, поскольку кодированный бортовой журнал радиообмена оказался у немцев. Трибунал изрек приговор: десять лет ИТЛ. Вскоре он был лишен звания Героя Советского Союза.


Только в 1953 году, после смерти Сталина, летчика освободили по амнистии. Вышел он из заключения тяжко и глубоко больным, физически и душевно страдающим человеком. В 1956 г. Лепёхина реабилитировали. Вскоре ему вернули прежние награды — орден Ленина и медаль «Золотая Звезда» — те, что он оставил на аэродроме перед своим последним полетом в апреле 1943 г.


По ходатайству Ленинского района постановлением администрации города Воронежа № 58 от 12 октября 2004 г. на доме № 101 по улице 20-летия Октября, где проживал Г. Лепёхин, установлена мемориальная доска.


Литература
Веселовский Б.В. Скрытая биография. М.:Воениздат, 1996.
Гринько А, УлаевГ. Богатыри земли воронежской. Воронеж, Центрально-Черноземное издательство, 1965. С. 265—267.
Газета АДД «Красный сокол» (гл. редактор А.С. Павлов).
Решетников В. 307 боевых вылетов. М.: «Яуза-ЭКСМО», 2006. С. 257-264.
ЦАМО РФ, ф. 35, оп. 11519, Д. 270, л. 19-20, 27-28.

Примечание.
Громов Михаил Михайлович (1899—1985) — летчик-испытатель. В сентябре 1934. г. на AHT-25 установил рекорд дальности по замкнутой кривой. Герой Советского Союза (28.09.34). Генерал-полковник авиации.
Чкалов Валерий Павлович (1904—1938) — с 1930 г. летчик-испытатель. 20—22.07.36 на самолете АНТ-25 совершил беспосадочный перелет Москва — Петропавловск-Камчатский — о.Удд. Герой Советского Союза (24.07.36). Комбриг. Погиб при испытании самолета.
'Тихонов Василий Гаврилович (1909—1976) — Участник Великой Отечественной войны с июня 1941 г. Командир эскадрильи 22-го дбап. В августе 1941 г. совершил 4 успешных налета на Берлин. Герой Советского Союза (16.0941)- Впоследствии командир 751-го ап, с апреля 1943 г. — 8-й гв. ад. Генерал-лейтенант авиации.
Курятник Иван Прокофьевич (1919—1952) — командир звена 751-го ап. Герой Советского Союза (31.12.42). Погиб в авиакатастрофе.
Чулков Алексей Петрович (1908—1942) — зам. командира эскадрильи по полит, части 7 51 -го ап, майор. Погиб при возвращении с боевого задания. Герой Советского Союза (31.12.42, поем).
Веселовский Борис (1913 г.р.) — летчик-истребитель 46-го иап. Из плена бежал к партизанам. Продолжал летать в 50-м иап. В 1945 несправедливо осужден военным трибуналом на 7 лет. После отбытия срока наказания с 1961 г. продолжал летать в ГВФ.
Белешев Михаил Александрович (1900—1950) — генерал-майор авиации (29.10.41). В 1942 г. находился в штабе 2-й Ударной армии и был пленен немцами. После освобождения арестован органами СМЕРШа. По приговору Военной коллегии Верховного Суда СССР в начале 50-х годов расстрелян. Реабилитирован в 1957 г.
 

Бутурлиновский богатырь Лука Петрович Копьев (Копий)


Уроженец села Патокино Бутурлиновского района Лука Петрович Копьев (Копий) был одарен природой прекрас­ными физическими данными. Об этом свидетельствуют его антропометриче­ские измерение: - Рост - 180самтиметров,


Шея - 52, грудь - 132. талия - 105, бицепс-45, предплечье-34, бедро — 70, икра - 45, вес - 110 килограммов.


Будучи на военной службе в Петер­бургском лейб-гвардии гренадерском полку, начал заниматься борьбой со своим сослуживцем - братом знамени­того борца Ивана Поддубного, нахо­дившегося тогда в зените своей славы.


После демобилизации, в 1910 году, поступил в Петербургское атлетическое общество. Проявил такие способности, что через три месяца на Всероссийском чемпионате занял первое место среди 60 участников по борьбе и тяжелой атлетике.


Тогдашний меценат спорта граф Рибопьер обратил внимание на талантливого атлета и командировал его в Париж на учебу к знаменитому тренеру Эжену де Пари. Последний, параллельно с учебой, устроил Копьева, «что бы не даром ел хлеб», в чемпионат извест­ного антрепренера борьбы Дюмона.


Копьев, к удивлению зрителей и бор­цов, разделил в этом чемпионате пер­венство с бельгийским чемпионом Констаном ле Мареном, победив в финале другого бельгийца — Омера де Бульона и француза Эмиля Верве. Затем полу­чил ангажемент в Южную Америку. Вернувшись в Россию, Копьев около пяти лет с успехом боролся в столицах и провинции.


Приводя краткие сведения о наиболее ответственных чемпионатах с участием Копьева, нужно сказать, что не однаж­ды емуприходилось встречаться на ковре стакими противниками, как Поддубный, Вахтуров и другие, собствен­ный вес которых составлял 120-128 ки­лограммов, то есть тяжелее Копьева чуть ли не на пуд, что, естественно, от­ражалось на результате схваток.


В 1912 году Копьев дебютировал в Петербургском цирке «Модерн», одер­жал 20 побед, в том числе над Гейне, Августом Шнейдером, Крестьяниновым, Карло Милано. Муромцем, Медведевым и многими другими; потерпел два пора­жения - от Вахтурова и Быкова, и в результате получил особую медаль вне чемпионата.


В том же 1912 году, выступая в Мос­ковском «Зоологической саду», Копьев получил второй приз за 33 победы, в том числе над Иваном Каином, Долговым, Фитсимонсом Готчем, Темир-Булатом и многими другими; имел два по­ражения: от Вахтурова и Генриха Вебера.
На следующий год-там же в Мос­ковском «Зоологическом саду» - опять второй приз за 13 побед: над Янков­ским, Муханурой. Чемберсом Ципсом, Собесским, Броненосцевым и другими; поражение от Поддубного.
 

1913 год — Екатеринодар, цирк Ж. Труцци: I—Лука Копьев, II—Тиганэ.
1914 год—Москва, цирк Девинье: I— Вахтуров, II—Копьев.
1914 год—Кишинев, цирк Каламанди: I—Лука Копьев, II— Чемберс Ципс.
1917 год—Петроград, цирк Чинизелли: I—Шульц. II—Копьев и Чуфистов.


После Великой Октябрьской -револю­ции началась гражданская война. Ста­ло не до борьбы...
Последний раз Копьев боролся в 1927 году в Воронеже под «красной маской». К сожалению, чемпионат не был закон­чен. Копьев успел одержать 6 побед, показав в полном блеске свой высокий борцовский класс.


В истории профессиональной борьбы Копьев должен занять, безусловно, по­четное место.


При написании статьи использовался материал П.Н.Потокина, коллекционера - летописца спорта и цирка, г. Воронеж.

 

Прокофий Иванович Рябов (Проня Мартыновский). Родился в 1858 году в селе Большой Мартын (отсюда и псевдоним) Бобровского уезда (ныне Панинский район) Воронежской губернии. Его отец обладал могучей силой и буйным нравом, за что односельчане звали его «Грозный Иван». Он умер после того, как подлез лошади под брюхо и оторвал ее от земли. Видимо, надорвался.

Еще более могучей природной силой обладал его сын Прокофий. Как и отец, крепко увлекался спиртным, много чудил, демонстрируя свою силу. Когда ему исполнилось шестнадцать лет, он по примеру отца нанялся к помещику в извоз. На своей лошаденке вместе с земляками возил из имения помещика зерно в Воронеж. Как-то в одну из поездок мужики обидели его, и он решил пошутить над ними. Это случилось на постоялом дворе в Рогачевке. Усталые за дорогу мужики крепко заснули и не ведали, что учудил Проня. Когда они утром вышли во двор, то очень удивились: их повозки вместе с грузом стояли одна на другой в виде большой каланчи. Мужики, глядя на это, с изумлением почесывали затылки, а Проня только посмеивался.

Когда Проня достиг призывного возраста, Бобровское воинское присутствие дало ему отсрочку, так как он был единственным в семье кормильцем. Медицинская комиссия, обследовавшая его, удивлялась богатырскому телосложению новобранца и огромному росту. Пальцы на его длинных руках были похожи на огурцы.

Мать подыскала Проне жену - Лукерью Перетокину. Девушка была высокая ростом, но здоровьем слабая. В 1883 у них родился сын Федор, который погибнет в империалистической войне. Через два года родился второй сын Сергей. Он жил в родном селе Большой Мартын.

Сначала Проня занимался дома по хозяйству, а потом нанялся плотником к местному купцу. Односельчане, зная силу Прони, часто просили ради забавы «пошутить». И он «шутил». То чей-то картуз под угол дома подложит, то металлическую цепь разорвет, то быка за рога свалит. Один раз мельничный жернов весом в полтонны перекинул через забор. Вытворял и другие штуки.

В 1896 году в Санкт- Петербурге было создано добровольное атлетическое общество, которое возглавлял крупный коннозаводчик, силач и борец граф Г. И. Рибопьер. Покровителем общества состоял брат царя великий князь Владимир Александрович Романов. Оба они искали силачей из народа.

Однажды Романов и Рибопьер гостили на Чесменском конезаводе Бобровского уезда. И до них дошел слух о богатырской силе Прони. В этот период он переживал трудное время. У него от туберкулеза умерла жена, и его детьми занималась мать. Проня с горя много пил. Высокие гости послали за Проней карету. Привезли его. Вопреки обычаю он не встал перед ними на колени - гордый оказался. Прокофию Ивановичу предложили работу в Санкт-Петербурге в качестве денщика великого князя, а заодно учиться в атлетическом обществе. Проня сначала отказывался, ссылаясь на нехватку средств на содержание детей и матери. Тогда дали ему сто рублей, деньги по тому времени немалые, чтобы он передал их матери, а ему обещали, что в столице он благодаря своему таланту и возможностям станет богатым. Таким образом, Прокофий Иванович оказался в Санкт-Петербурге.

Здесь он начал тренироваться. Граф Рибопьер выписал для него из Парижа знаменитого тренера Эжена де Пари. Из-за несговорчивого характера Прони отношения не сложились, и это плохо сказалось на деле. В поединке с цирковым борцом Тимофеем Медведевым Проня потерпел поражение, так как его соперник использовал запрещенные приемы борьбы, опасные для жизни и здоровья. Этого хотел сам тренер, невзлюбивший Проню за строптивость. В конце концов, великий князь Владимир дал Проне денег на дорогу и велел ехать домой, чему наш земляк был рад, так как уже сильно соскучился по своим детям.

Поезда тогда в Москву ходили редко, и Проне пришлось долго ждать. От нечего делать пошел в трактир, напился и заснул. Когда проснулся, обнаружил, что ни денег, ни документов у него нет: его обокрали. Пришлось обратиться к начальнику вокзала. Там, в конторе, оформлял здоровенный на вид человек. Когда он узнал, что Прокофий Иванович из Воронежской губернии, то обрадовался встречи с земляком-воронежцем. Это был антрепренер и спортивный судья Симпатий. Он держал группу борцов и силачей, с которой разъезжал по всей России, выступая в цирках. Симпатий, узнав кто такой Прокофий, решил взять его в свою труппу. При этом заявил ему, что среди артистов он будет называться именем Проня Мартыновский. Под этим именем он станет известным во всей стране. Наш земляк поселился в гостинице вместе с Симпатием и был доволен развитием событий. Затем начались турниры с борцами-профессионалами На одном из поединков он так сильно послал в нокаут борца-китайца, что того еле спасли от смерти. Присутствующий здесь городской полицмейстер, узнав, что у Прони проблемы с документами, приказал ему немедленно ехать в свое село.

Так наш земляк снова оказался в родном Мартыне. А тут уже вовсю гуляли слухи о том, что он на турнире убил человека. Популярность его росла, и к ней кое-кто относился с черной завистью. В селе жили два брата Бутуза, которых боялись все сельчане. Они верховодили в кулачных боях. Однажды на сельской свадьбе Проня повздорил с братьями, и они решили хорошо проучить его. После свадьбы братья встретили подвыпившего богатыря на мосту через овраг с вилами в руках. Обученный атлетике Проня мгновенно скинул одного из них в овраг, у второго выбил из рук вилы и так схватил его всей пятерней за живот, что пальцы силача сомкнулись вместе. Оба брата скончались на второй день. На Проню завели уголовное дело, но поскольку он защищался голыми руками, а нападавшие были вооружены, сельский сход взял его на поруки, и суд оправдал его.

Однако после нашумевшего трагического случая Проня не мог оставаться в родном селе и уехал на станцию Давыдовка, где занимался строительством новых домов, в чем уже имел опыт. Здесь он нашел себе по душе девушку по имени Устинья и женился на ней. На правах жены он ввел ее в новый дом, который построил в Лисках. Потекла тихая семейная жизнь. У них родилось трое детей, но вскоре семейная идиллия снова нарушилась.

Проню отыскал Симпатий и с трудом уговорил его выступить в Воронежском цирке. Проне пришлось схватиться с иностранным борцом Маором, который часто побеждал не силой, а подкупом и мошенничеством. Так случилось и с Проней. Первый раз наш земляк победил соперника. Оскорбленный тщеславный Маор потребовал новой встречи. На этот раз он уговорил Проню согласиться на ничью, за что обещал дать ему сто рублей. Так и поступили. Когда встреча борцов закончилась вничью, Проня пришел за деньгами, но Маор отказался платить.
Расстроенный обманом Проня вернулся домой и снова взялся за плотницкое дело, в работе стараясь забыть о неприятном случае, наглом обмане. Дни шли за днями, работа спорилась.

Как-то на стройку заехал очередной заказчик - купец из Бутурлиновки. Говорили, что у него в центре слободы огромный двухэтажный дом, своя паровая мельница, большие склады, успешно идет торговля зерном и кожевенными товарами. Рассказывали, что это именитый в слободе купец А. В. Кащенко, меценат и благотворитель. Он спросил у строителей, не желают ли они поработать у него в Бутурлиновке - дел там много, хватит всем. Особое внимание купец обращал на Проню, зная, что он выступал в цирке, состязался с Маором. Купец любил цирк, особенности последнего поединка знал хорошо и возмущен был несправедливостью' соперника нашего земляка. Разговор купца о заказе являлся лишь поводом сблизиться с Проней. А. В. Кащенко сказал ему, что по своим торговым делам ездил в Харьков и что там выступает борец Маор. Он хвастается всем, что в Воронеже на турнире победил Проню Мартыновского. Проня сначала не поверил словам бутурлиновского купца. Обида снова накатила на него. Но тогда купец показал привезенную из Харькова афишу.

- Это же неправда! - вспылил Проня.

- Я сам знаю, что неправда, - подтвердил А. В. Кащенко, - но в Харькове об этом никто не знает. Поедем туда и докажем, восстановим справедливость.

Проня начал отказываться, ссылаясь на нехватку денег на дорогу, простой в работе. Купец твердо заверил, что все расходы берет на себя, и Проня согласился на поездку.

Приехали в Харьков, а там по всему городу расклеены афиши, извещающие о выступлении сильнейшего человека мира Маора. Купец с Проней взяли билеты в цирк и устроились там на галерке. На огороженном канатом помосте самоуверенный Маор одного за другим нокаутировал соперников. Наконец судья объявил о том, что если кто хочет сразиться с чемпионом на русских кулачках, пусть выйдет и даст расписку, чтобы в случае смерти никого не винить.

Неожиданно из задних рядов поднялась могучая фигура Прони, и он басом проговорил: - «Я желаю сразиться. Я дам расписку. Только пусть и Маор подпишется».

Проня Мартыновский вышел на сцену. Его появление привело противника в смятение. Зал замер в ожидании интересного поединка. Бросили жребий. Первым досталось наносить удар Маору. Проня встал вполоборота, закрыв сердце рукой. Мощный удар сотряс его тело, от которого у нашего земляка сломалось ребро и вдавилось в грудь. Проня пошатнулся, но устоял. Превозмогая боль, он готовился нанести ответный удар. Маор стоял перед ним, наклонив вперед свой мощный лоб. Собрав всю силу могучего организма в один кулак, богатырь ударил противника прямо в лоб, и тот рухнул на пол бездыханно.

Теряющего сознание Проню отправили в гостиницу, где за ним ухаживала сиделка. Купец тем временем при помощи взяток и подачек улаживал, чтобы закрыли уголовное дело. Это ему удалось сделать. После выздоровления они вместе поехали в Бутурлиновку к купцу. В его огромном красивом доме на улице Широкая (сейчас в нем размещается торгово-экономический техникум) собрались купцы, ссыпщики зерна, лавочники, именитые люди слободы. Гуляли, пили водку, испытывали возможности богатыря. Всем водку наливали в обычные стаканы, а Проне в пивные бокалы. Потом он пил на спор, что за сто рублей одним духом опорожнит четверть водки. И выпил.... Это, в конце концов, и погубило его.

Проня Мартыновский (Прокофий Иванович Рябов) умер в 1910 году. Богатыря из народа похоронили в Бутурлиновке на старом кладбище, что возле рынка. На его могилу положили большой серый камень. Так закончилась бурная жизнь народного богатыря.

... Сейчас его имя забыто у нас, а в конце 19-го начале 20-го века оно было известно по всей России. О нем много писали в газетах. Один автор в публикации того периода высказал такую мысль: если бы Проня-богатырь знал способы и приемы поднятия тяжестей, ему бы не нашлось равных не только в России, но и во всем мире.


Алексей Тихонович Докучаев. 2005г.

из сборника "Земляки". Рассказы, очерки, статьи. 2007г.

 

© 2009 - 2020 Бутурлиновка 777

X
^ Наверх