Бутурлины и их вотчины. Автор А.Т. Докучаев.

Страницы вековой истории. Для удобства чтения книга размещена на семи страницах.  

 

РОД БУТУРЛИНЫХ


В разгар торжеств прискакавший из Бутурлиновки слуга сообщил ей, что ее мужа решили вовлечь в опасную сделку. Молодая графиня тут же проявила большую решительность. Она, не раздумывая, прямо в бальном платье прыгнула в карету и стремглав помчалась в Бутурлиновку. И успела. Она вовремя остановила мужа от разорения.


Анна Артемьевна и в имении Белкино, и в Петербурге любила встречать гостей, в том числе иностранцев, путешественников. Она увлекалась, как и муж, садоводством, а также рисованием, особенно живописью. Любила писать письма на французском языке. Однако по-русски писала плохо.
Графиня была умна и образована, очень религиозна. Живя в католической Италии, совсем оторвалась от России, окончательно обрела чужестранный образ жизни. В 1828 году Анна Артемьевна, ее дочери и старший сын Петр приняли католичество, но мужа склонить к этому не удалось. Он остался верен православию, как и его сын Михаил. Несмотря на разногласия в вере, все они сохранили семейные устои. Анна Артемьевна Бутурлина за все время своего пребывания за границей только один раз посетила Россию, чтобы решить запутанные дела своего младшего сына Михаила, оставшегося на родине.

Семейству Бутурлиных принадлежит устройство в 1818 году первой постоянной православной церкви во Флоренции. Она имела статус домовой и обслуживалась греческим иереем из Ливорно, потом стал русский священник иеоромонах о.Иринарх (Попов).
Сестра Дмитрия Петровича Бутурлина Елизавета Петровна не блистала внешней красотой, но была натурой восторженной и увлекающейся, имела легкий нрав. Она была склонна к авантюризму. Видимо, она подбила брата сочинить сатирические куплеты и сделать к ним рисунки на знатных вельмож, что вызвало негодование императрицы.
Когда Елизавета Петровна была фрейлиной Екатерины II, то в 1784 году вышла замуж за бывшего корнета Конной гвардии, позже тайного советника Адриана Ивановича Дивова.
В 1792 году она вместе с мужем отправилась в Стокгольм, куда Дивов был послан для поздравления Густава IV в связи с его восшествием на престол. Там при шведском дворе Елизавета Петровна занялась интригами, обольщениями регента, добиваясь назначения мужа посланником, но ничего не получилось. Вернувшись в Петербург, она широко открыла двери своего дома для французов, увлеклась одним из певцов.


В 1798 году «под предлогом болезни жены» Дивовы уехали за границу. Жили в Берлине, Вене, в 1801 году поселились в Париже. Там Елизавета Петровна познакомилась со многими знаменитостями, сдружилась с Жозефиной Бонапарт. В Париже о Дивовых ходили странные слухи: будто они арендуют игорный дом, приносящий им большой доход, занимаются контрабандой. Живя за границей, графиня вела дневник, пока не опубликованный. Перед началом войны 1812 года Дивовы вернулись в Москву. Лето провели в своем имении Соколово под Москвой. Живя в России, переняли все парижские привычки, заграничный образ жизни.


Перед захватом Москвы французами Дивовы уехали в Нижний Новгород. Там она сильно переживала за своего любимого сына Коко, участвующего в войне с французами и о нем долго не было никаких известий. Возможно ,это явилось причиной ее заболевания. Графиня потеряла рассудок. Потом ее в сопровождении врача перевезли в Москву. Весной 1813 года она скончалась. Ее похоронили в селе Соколово под Москвой. Дивовы оставили после себя трех сыновей: Петра, Николая и Александра.


Во Флоренции Дмитрий Петрович не изменил своим интересам и наклонностям, тем более сама атмосфера города настраивала на творческий лад. Граф, как и прежде, занялся сбором библиотеки взамен той, что сгорела в Москве во время нашествия французов, коллекционировал картины, другие культурные ценности. В сборе книг уже известный к тому времени библиофил добился успехов, ибо знал, как это делать. Его вторая коллекция насчитывала более 33 тысяч книг и редких рукописей, в том числе известного итальянского поэта эпохи Возрождения Данте Алигьери. В четырёхэтажном особняке Бутурлиных имелась также богатая картинная галерея и коллекция фарфоровых изделий. Мало в чём изменился и образ жизни семейства. Как и в Москве, здесь, во Флоренции, у Бутурлиных бывали в гостях русские поэты и писатели, художники и композиторы, которые тогда часто посещали Италию. Душой своеобразного литературного салона была гостеприимная графиня Анна Артемьевна Бутурлина.


Дмитрий Петрович Бутурлин скончался 7 ноября 1829 года в чине тайного советника, действительного камергера и сенатора. Похоронен в городе Ливорно, недалеко от Флоренции, на православном кладбище, где было похоронено много русских воинов. Тут имелась православная церковь. В Ливорно во время русско-турецкой войны находилась штаб-квартира нашей морской эскадры, которой командовал фаворит Екатерины II граф Алексей Орлов. Его воронежское имение находилось рядом с вотчиной Бутурлиных в Бобровском уезде. Здесь граф основал знаменитый Хреновской конезавод и вывел орловских рысаков.


Спустя сто лет после смерти Д.П. Бутурлина Палаццо Никколино и книги будут проданы его обедневшими наследниками. Библиотеку выставят на аукцион в Париже. Всё флорентийское состояние графов Бутурлиных оценивалось в 670 тысяч рублей ассигнациями, в том числе самого дома в 260 тысяч рублей.
Имя Дмитрия Петровича Бутурлина и в наши дни известно специалистам, как библиографа, библиофила, человека широкой эрудиции и разносторонних интересов.


У Дмитрия Петровича и его жены Анны Артемьевны имелось пять детей: два сына Пётр и Михаил, дочери Марья, Елизавета и Елена. Все дочери Бутурлиных вышли замуж за иностранцев. Графиня Марья Дмитриевна была замужем за флорентийским графом Диньи, графиня Елизавета Дмитриевна  за ломбардским маркизом Саммарива и графиня Елена Дмитриевна - за ломбардским князем Видонья-Сореджяно. Все они остались за границей.


Род Бутурлиных продолжили сыновья графы Пётр Дмитрие¬вич (1784 - 1853) и Михаил Дмитриевич (1807 - 1876). Первый из них, приняв католичество, остался жить в Италии, второй вернулся в Россию и жил здесь до конца своих дней.
Коллежский советник, граф Пётр Дмитриевич участник Отечественной войны 1812 года с Наполеоном. Граф был женат на Авроре Осиповне Понятовской, имел сына Петра Петровича. У Петра Петровича - сын Дмитрий, у Дмитрия - сын Пётр. Как видно, в поколении Бутурлиных самое распространённое имя - Пётр. Не случайно Бутурлиновка имела и второе название - Пет¬ровское, по имени второго владельца слободы. И сейчас в городе есть улица Петровская.


Второй сын штабс-ротмистр граф Михаил Дмитриевич женился на Екатерине Ивановне Нарышкиной. Об их детях ничего не известно. По всей видимости, их у него не было.
Поскольку Михаил Бутурлин имел русское под данство, он отправился служить в Россию. Сначала заехал к своему родственнику поэту А.С. Пушкину в Одессу, а оттуда в Петербург. Служил в Павлоградском гусарском полку. Затем он в звании штабс- ротмистра ушёл в отставку. Поселился в имении Белкино (сейчас город Обнинск) в Калужской области, которое принадлежало его матери, доставшееся ей в приданое, и стал тут хозяином. Как он сам говорил, чувствовал себя царьком, распоряжался, ставил визы: «Быть по сему». Для провинившихся требовал телесных наказаний, и сам присутствовал при них. Получал кураж от наслаждения властью над людьми, бесшабашничал. По воспоминаниям современников, имел реакционные взгляды.


Михаил Дмитриевич, находясь в России, вёл беспорядочный и безалаберный образ жизни, из-за чего, в конце концов, сильно разорился и обеднел, став нищим человеком. Он не раз ездил из России в Италию к своим родственникам, но навсегда так и не оставил своё Отечество.
Михаил Дмитриевич Бутурлин умер в Москве 19 ноября 1876 года в больнице для бедняков. Он оставил после себя интересные мемуары, к сожалению, незаконченные. В них описываются русско-итальянские связи, упоминается и наша Бутурлиновка. Через 20 лет после его смерти мемуары напечатали в журнале «Русский архив». Они публиковались в нём в 1867, 1872 и 1897 годах. Отдельно вышли в 2006 году в Москве. Они носят в основном субъективный, тенденциозный характер. Иногда они не соответствуют объективной истине.


Брат Михаила Пётр Дмитриевич - последний владелец Бутурлиновки продолжил свою фамилию. Его правнук  полная тёзка прадеда Пётр Дмитриевич Бутурлин (1859-1895). Он творческая натура. Его детство прошло в Италии. Воспитание получил в Англии. Родину своих предков  Россию посетил, когда ему было 15 лет. Затем правнук последнего владельца Бутурлиновки вернулся в Россию.
Пётр Дмитриевич пошёл по дипломатической линии. Он состоял при русском посольстве в Риме и Париже. Много занимался поэтическим творчеством. В 1878 году Пётр Дмитриевич издал во Флоренции книжку английских стихов. В тот же период печатался в различных лондонских журналах под псевдонимом. С середины 80-х годов XIX века писал исключительно на русском языке. Несколько его стихотворений опубликовано в российских журналах «Наблюдателе» и «Русском вестнике». Большая часть стихотворений опубликована в сборниках «Сибилла» (Санкт-Петербург, 1890) и «Двадцать сонетов» (Киев, 1891). В 1896 году увидели свет «Сонеты. Посмертное издание» (Киев) и «Стихотворения, собранные после смерти графини Я.А. Бутур¬линой».


По мнению специалистов, Пётр Дмитриевич Бутурлин как поэт обладал изящным и живописным стихом, но их содержание очень искусственно. Его поэзия лишена глубоких настроений и, как бы сказали сейчас, оторвана от действительности. Это наиболее ярко видно на примере таких стихотворений, как «Солнце и месяц», «О планетах», «Ярило» и других. И всё же хорошо, что у него было поэтическое видение мира. Умер он в 1895 году и похоронен в селе Таганча под Киевом. По некоторым сведениям у Петра Дмитриевича была дочь. На этом, по всей видимости, россий¬ская часть рода Бутурлиных закончилась.


В 1918 году обедневшие наследники графа Д.П. Бутурлина- старшего продали своё Палаццо во Флоренции вместе с движимым имуществом, как уже отмечалось, за 670 тысяч рублей. Сюда не вошла огромная библиотека, которую никто не мог купить. Её книги выставили на аукцион в Париже и несколькими партиями продавали в течение трёх лет.
Большинство потомков Бутурлина живёт в Италии. Дети последнего владельца ещё не разделённой тогда воронежской вотчины Дмитрия Петровича Бутурлина приняли католичество, освоили итальянский язык и о своей далёкой прародине России знают лишь по рассказам старших.
В России вели родословные книги. Они имели шесть частей. Наиболее почетной считалась принадлежность к V и VI частям. К пятой части относились титулованные дворянские роды, к шестой  древние роды, которые могли доказать свою принадлежность к дворянскому сословию в течении ста лет до момента издания жалованной грамоты.


По сравнению с другими разрядами принадлежность к V и VI разрядам давала возможность дворянским детям учиться в привилегированных учебных заведениях, таких как Пажеский корпус и Александровский лицей. Такими привилегиями могли воспользоваться и представители графского рода Бутурлиных, так как их потомство записано в V часть родословных книг Московской и Киевской губерний.
О пребывании во Флоренции последних владельцев воронежского имения напоминает родовой герб Бутурлиных на их бывшем особняке. Этот герб висит там до сих пор. Умеют итальянцы хранить историю.
Что же касается Бутурлиновки, то она вот уже 270 лет носит имя своего основателя. В 20-х годах XX века были попытки изменить название, но все осталось по-старому.

А.Т. Докучаев.

РОД БУТУРЛИНЫХ

Дмитрием Петровичем из другой ветви Бутурлиных, который посвятил себя военной карьере. «Наш» Дмитрий Петрович был широко образованным, эрудированным человеком. Он тяготился скучной чиновничьей службой. Граф отличался независимостью взглядов, слыл либералом. В молодости увлекался модными течениями, являлся масоном. Как видно, характером пошёл не в своего деда Александра Борисовича.
Дмитрий Петрович имел не только независимый, но и критический взгляд на жизнь, на власть имущих. Этот взгляд он однажды выразил довольно своеобразно. Вместе со своей сестрой Елизаветой Петровной Дивовой, фрейлиной Эльмпт, другими единомышленниками Дмитрий Петрович сделал на многих знатных особ сатирические рисунки с острыми и язвительными надписями к ним. Не пощадили они и саму императрицу Екатерину II, которая сама когда-то выпускала сатирический журнал «Всякая всячина». Острее всех был изображён Безборода», которому только что присвоили звание графа. На сатирическом рисунке Безбородко держал в руке книгу с надписью «Новый граф, обёрнутый телячьей кожей».


Официальные власти расценили рисунки и подписи к ним как пасквиль и занялись поиском авторов, поскольку их имена поначалу не были известны. Дело раскрылось совершенно случайно. Однажды парикмахеру, убиравшему фрейлину Эльмпт, потребовалась бумага. В углу одной из комнат он увидел несколько измятых и разорванных листов с рисунками. Приглядевшись, он угадал на них знакомые лица и сразу догадался, в чём дело. Собрав все их вместе, парикмахер в тайне от фрейлины отнёс бумаги обер-гофмаршалу царского двора. Высокопоставленный чиновник сразу понял, что это те самые рисунки, о которых много говорили в последнее время, а также искали их авторов. Подписи к рисункам были сделаны рукой фрейлины Эльмпт. Это была лишь часть выполненных рисунков. Обер-гофмаршал передал рисунки Екатерине II, и таким образом установили имена всех авторов оскорбительных сочинений на важных особ.


После этого происшествия императрица охладела к своему крестнику. К сочинителям пасквилей были приняты меры воздействия. Фрейлину Эльмпт высекли розгами и отправили к своему отцу в Лифляндию, Елизавету Дивову вместе с мужем удалили из столицы. Дмитрию Петровичу императрица охотно представила отсрочку от службы, которой он и без того тяготился. Кроме того, Д.П. Бутурлину было запрещено въезжать в место пребывание государыни. Дмитрий Петрович уехал из Петербурга и поселился в Москве в большом собственном доме в немецкой слободе на реке Яузе. Дом Бутурлиных находился в приходе церкви Благовещения.
В тот период в немецкой слободе проживало много знатных дворян, известных всей стране: Воронцовы, Голицыны, Демидовы, Куракины, Пушкины, Нарышкины, Разумовские.


Здесь в Москве Дмитрий Петрович Бутурлин отдыхал от шумной столицы. Он с большим увлечением занялся собиранием книг, садоводством, цветоводством. Причём за редкими деревьями и цветами ухаживал собственноручно.
Вскоре Дмитрий Петрович Бутурлин стал известным коллекционером и знатоком книг. Его обширная библиотека считалась одной из лучших в Европе. Тут были собраны книги на многих европейских языках. Среди них имелись редкие издания и рукописи. Хозяин очень дорожил ими. Дмитрий Петрович Бутурлин старался держать связь с любителями книг. Среди них был поэт Иван Иванович Дмитриев. У него тоже имелась богатая библиотека, которую собирали и отец, и дед, и сам поэт. Особенно гордился Иван Иванович книгами с автографами, которые подарили ему известные в то время писатели и поэты. Участь библиотеки похожа на бутурлинскую. Часть книг сгорела во время нашествия французов в 1812 году на Москву. После смерти И.И. Дмитриева библиотеку разделили по частям между наследниками.


Зная глубокую учёность и широкие энциклопедические знания Дмитрия Петровича, к нему, как на огонёк, тянулись лучшие люди Москвы, тем более что кроме прекрасной библиотеки, у Бутурлиных был музей, театр, ботанический сад, пруды, оранжерея. За тропическими деревьями, растущими в оранжерее, граф предпочитал ухаживать сам, испытывая при этом истинное эстетическое наслаждение.
Дмитрий Петрович был женат на своей троюродной сестре графине Анне Артемьевне Воронцовой (1774 - 1854). Таким образом, Бутурлины и Воронцовы породнились во второй раз. Анна Артемьевна доводилась А.С. Пушкину родственницей, а её отец - крёстным отцом. Хозяйка просторного дома на Яузе была хлебосольной и гостеприимной, а значит, и это обстоятельство прельщало сюда людей.
В этот прекрасный и уютный уголок Москвы в гости к Бутурлиным приходили видные писатели и поэты, историки и музыканты - поэт И. Дмитриев, Е. Дашкова-Воронцова, Н. Карамзин, директор Московского университета И. Тургенев с сыновьями. Наведывались сюда и братья Пушкины Сергей Львович и Василий Львович  отец и дядя великого русского поэта. В 1808-1809 годах вместе с ними, будучи ещё мальчиком, бывал здесь и будущий поэт Александр Сергеевич Пушкин. Он играл с местной детворой, читал книги. Дворовые девки, зная, что он увлекается поэзией, просили его, чтобы он написал стихи им в альбомы. И тот часто соглашался. Девки были в восторге от его стихов.


Известно, что Дмитрий Петрович посещал своё воронежское имение с центром в Бутурлиновке. В 1790-е годы Дмитрий Петрович периодически жил в Воронеже, где у него имелся собственный дом на Большой Дворянской (ныне проспект Революции). Позже дом продали Н.С. Лазареву-Станишеву. Живя в Воронеже, Д.П. Бутурлин общался с просвещёнными людьми города, особенно с известным историком Е. Болховитиновым, автором знаменитого описания Воронежской губернии.
В 1810 году Высочайшим указом действительный камергер, граф Д.П. Бутурлин был назначен первым директором Эрмитажа, где имелось богатое собрание картин.
В 1812 году, когда французская армия подошла к Москве и должна была вот-вот вступить в неё, Дмитрий Петрович вместе с семейством покинул дом на Яузе, и с большим обозом в несколько подвод уехал в тихую Бутурлиновку, подальше от жестокой войны. Здесь, по свидетельству его сына Михаила, их встретили подданные графа на Базарной площади, что в центре слободы. От имени многочисленных жителей, собравшихся на встречу, к Дмитрию Петровичу с возвышенной речью обратился местный священник. Он приветствовал приезд владельца имения. В Бутурлиновке граф прожил со своим семейством почти полгода. Здесь же он от приехавшего слуги получил печальное известие о том, что во время нашествия вражеских войск сгорел его московский дом, погибла и вся прекрасная библиотека, о чем он очень переживал. «Бог дал, Бог и взял» - сказал по этому поводу Дмитрий Петрович. Пожар в немецкой слободе, где стоял дом, полыхал 4 и 5 сентября 1812 года. Сгорело в округе много других домов знатных особ.


Во время пребывания Бутурлиных на берегах Осереди их посетила здесь двоюродная сестра Анны Артемьевны Елизавета Петровна Чернышова из богатого и знаменитого рода. С ней были дочери Софья 13 лет и Александра 8 лет. В будущем Александра Григорьевна станет женой активного члена тайного общества декабристов, автора Конституции, участника восстания на Сенатской площади Никиты Муравьева. За ним она смело последует в Сибирь. Ее родственник, поэт А.С.Пушкин именно с ней передаст знаменитое послание декабристам «Во глубине сибирских руд». Александрина, как ее ласково звали друзья, разделит все тяготы каторжной жизни с мужем, которого она очень любила, и умрет в холодной Сибири в возрасте 28 лет.
Внук ее сестры Софьи Григорьевны В.Г.Чертков будет другом Л.Н.Толстого, издателем полного собрания его сочинений. Его имение находилось под Россошью.
Когда сестры Чернышевы провожали на каторгу в Сибирь Никиту Муравьева и своего брата декабриста Захара Чернышо- ва, то в это время у них гостил их родственник Михаил Бутурлин. Он не разделял взглядов сестер Чернышевых. У него по отношению к восстанию декабристов было другое мнение, о чем он писал в своих воспоминаниях.


К концу 1812 года граф уехал из Бутурлиновки в Петербург, где продолжил работать директором императорского Эрмитажа, наряду с этим помогал президенту академии художеств А.Н. Оленину создавать императорскую библиотеку. Тому самому А.Н. Оленину, в дочь которого был влюблён А.С. Пушкин и просил её руки, но родители отказали ему - не богат был жених.
После 1812 года граф Дмитрий Петрович Бутурлин тяжело заболел астмой, и врачи посоветовали ему сменить сырой петербургский климат, лечиться на водах. На этом же настаивала и его жена Анна Артемьевна. Летом 1817 года семейство Бутурлиных начало собираться в тёплые края. Новым местом жительства был выбран итальянский город Флоренция, недалеко от теплого моря. Русские не раз бывали тут наездами. В августе 1817 года Дмитрий Петрович, его жена и трое их детей, прислуга были готовы к дальнему переезду. Две кареты, бричка с кухонной посудой, несколько подвод с домашним имуществом и одеждой двинулись из Петербурга в Италию, древнейший город Флоренцию. Многое передумали они за долгий путь. Впереди их ждала новая жизнь.
Управлять хозяйством Бутурлиновского имения граф доверил Ф.А. Голубцову. Он от имени владельца решал все вопросы. Затем его сменил отставной поручик И. А. Кавецкий, который проживал в Москве, и сюда ему из вотчинного правления поступали все необходимые сведения. Отчёты о положении дел в помещи¬чьем имении направлялись графу во Флоренцию.


Город Флоренция стоял на берегах речки Арно со старинными мостиками через неё и живописными набережными. Он располагался в котловине в окружении небольших гор. Флоренция прельщала не только полезным для здоровья климатом, но и богатым историческим и культурным наследием, которое создавалось веками.
Если кому-то из бутурлиновцев доведётся побывать во Флоренции, надо обязательно посмотреть шедевры мировой архитектуры - главный собор Санта Мария-дель-Фьюори - величественное сооружение XIII-XIV веков. Он третий в мире по величине. Над красными черепичными крышами заметно возвышаются также колокольня Джотти и средневековая городская ратуша.
Есть здесь всемирно известная картинная галерея Уффици - аналог нашей Третьяковки, самый старый в Европе университет, основанный в 1321 году. Имеется и самый старый ботанический сад в Европе, заложенный в 1805 году, а коллекции для него начали собирать ещё в 1545 году во времена Медичи. Библиотеки Флоренции богаты были редкими первопечатными изданиями и старинными рукописями. Наш земляк знал им цену.


Флоренция - город музеев и академий, театральный центр страны. Здесь жили выдающиеся люди, известные всему миру - Данте, Петрарка, Рафаэль, Боккаччо, Леонардо да Винчи, Галилей и другие видные деятели литературы и искусства.
Флорентийский диалект стал основой итальянского литературного языка в раздробленной стране. Флоренция была первой столицей объединенной Италии. Здесь всегда было много зелени и садов. Всё это видел наш земляк Дмитрий Петрович Бутурлин в первозданном виде. Многое из этого сохранилось до наших дней, особенно в архитектуре и искусстве эпохи Возрождения. Вот, чго говорится о Флоренции в одном из рекламных проспектов: « Что манило русскую душу на берега Арно? Наверное, то, чего не хватало на Родине, - мягкая нега, бесснежные зимы, легкое небо, плавные линии тосканских холмов, узкие улочки, стагуи Мадонны и святых, улыбчивые прохожие, «уменье жить»... и, конечно, свидетельства того гигантского взлёта человеческих сил, который назван Возрождением».


В этот период Флоренцию - жемчужину Италии - посещало много русских людей. Среди них было немало деятелей литературы и искусства. Русским посланником во Флоренции с 1815 года, то есть в период приезда сюда Бутурлиных, работал представитель известного дворянского рода, владелец уральских заводов Николай Никитович Демидов (1773-1828). Одно время он, как и Бутурлины, жил в Немецкой слободе в Москве, поэтому они раньше знали друг друга. К тому же у них имелись общие интересы - это культура и искусство.
Обладая огромным богатством, Н.Н.Демидов занимался благотворительной деятельностью. В Петербурге на свои средства он построил четыре чугунных моста через Неву, жертвовал деньги для приютов, помогал пострадавшим от наводнений. Московскому университету подарил богатейшее собрание естественно научных растений.

Такое благое дело продолжил он и во Флоренции. Николай Никитович основал здесь школу, дома призрения для престарелых и сирот, церковь, финансировал археологические раскопки в Риме и Тиволи. Собранные им античные скульптуры стали частью коллекции Эрмитажа, директором которого одно время был Д.П.Бутурлин. Благодарные итальянцы не забыли добрых дел русского посланника. Одна из площадей города была названа именем Н.Н.Демидова. В 1870 году на ней ему установили мятник. Николай Никитович является основателем итальянской ветви Демидовых.
Добрые дела во Флоренции продолжил племянник Н.Н.Демидова Павел Павлович Демидов, который наследовал от своего дяди Княжество Сан-Донато. Последние годы он жил на вилле
Медичисо в Италии, принадлежащей когда-то королевскому семейству Медичи. П.П.Демидов вложил большие средства на реставрацию знаменитого собора Санта Мария дель Фьюори во Флоренции. В знак благодарности городские власти поместили на фасаде этого собора демидовский герб.


Вот в этот благодатный край в 1818 году и прибыли Бутурлины после долгого пути. Они стали первыми русскими, которые приехали в Италию на постоянное место жительства, оставаясь собственниками имений в России. Сначала Бутурлины снимали большой дом в Палаццо Гвигардини. В 1824 году в самом центре Флоренции Бутурлины приобрели один из лучших особняков в Палаццо Монтаути-Никколини. Этот красивый четырёхэтажный особняк был построен в 1550году и считался классикой Ренессанса, настоящим шедевром архитектуры. Особняк имел внутренний двор, домовую православную церковь. На особняке был установлен родовой герб графов Бутурлиных. Местные горожане вскоре переименовали старое название в Палаццо Бутурлин. Полное название его звучит так: «Палаццо Бутурлин на Виа Дей Серви». Это название почти целый век обозначалось на карте Флоренции. Храм Бутурлиных посещали русские, жившие в Италии, путешественники. В 1819 году на литургии был брат царя Александра I великий князь Михаил Павлович.


Интересен образ жизни Дмитрия Петровича и о нем надо рассказать немного подробнее, так как он дольше всех провел в Бутурлиновке. Уже не раз говорилось, что он был хороший книголюб и коллекционер, обладал большой начитанностью и феноменальной памятью. Он мог цитировать всех известных латинских и французских классиков целыми страницами.
Граф тяготился всякой обязательной службой. Работал с перерывами, то причисляясь к какому-то ведомству, то уходя в отставку. Огромное богатство давало ему возможность жить на широкую ногу, удовлетворять свои изысканные вкусы и наклонности. Он собирал книги и картины, статуэтки, устраивал оранжереи, сам ухаживал за тропическими растениями, проводил разные опыты. Он увлекался модными течениями, белой магией, в молодости был масоном. Дмитрий Петрович писал французские стихи. Во время спектакля пел французские и итальянские романсы, аккомпанируя себе на гитаре.


Как и у некоторых богатых людей, были у Дмитрия Петровича свои причуды. Опоздавшие на спектакль его домашнего театра оказывались перед закрытыми воротами, не взирая на личности и большие издержки. Свое белье для стирки он отправлял в Париж. По словам сына Михаила, был он слабохарактельным. Ходил в длинном сюртуке и широкополой шляпе. Любил пить чай на открытом воздухе. Прислуга носила синие платья с белыми галстуками. В силу своего характера не был умелым хозяином. Без выгоды продавал имения, пускался в откупные дела и становился жертвой аферистов. Его жена Анна Артемьевна имела совсем другой, твердый характер. Она была второй дочерью известного и весьма богатого вельможи Артемия Ивановича Воронцова. Ей было 16 лет, когда ее выдали замуж за троюродного брата Дмитрия Петровича Бутурлина. Свадьба состоялась под некоторым нажимом на нерешительного жениха со стороны тетки невесты. Видимо, очень хотелось ей еще раз породниться с древним, богатым и знатным родом. После свадьбы Анна Артемьевна уехала в имение своего отца - село Белкино. Учитывая молодость графини, к ней приставили компаньонку, старую француженку м-м Ребрук. Однако вскоре молодая графиня показала свою энергию и решительность, и в опеке надобность отпала. Это она показала в тот момент, когда авантюрист чуть ли не разорил мужа сомнительной сделкой. Было это в начале ее замужества. Анна Артемьевна находилась на балу в Воронеже. 

А.Т. Докучаев.

РОД БУТУРЛИНЫХ

Согласно родословных книг, род Бутурлиных происходит от выехавшего в конце XII века из Семиградской земли (Трансильвания) к великому князю Александру Невскому «мужа честна» под именем Радша.

По данным многотомного издания «Страны и народы» за 1981 год, Трансильвания расположена в восточной Венгрии. В сред­ние века Трансильвания имела обширные торговые связи с ми­ром, в том числе с Киевской Русью, и имела пёстрый нацио­нальный состав. Большую роль здесь играли славяне. Они яви­лись носителями той культуры, которая в IX веке охватила ог­ромную территорию современной Венгрии. Проник сюда и сла­вянский язык. Мирное сосуществование славян с местным насе­лением, их влияние на язык и культуру привели к созданию сме­шанных славяно-романских поселений.

 

Вторжение в эти места тюркских племён, византийская экс­пансия привели к разгрому 1-го Болгарского царства, куда входи­ла Трансильвания, отрыву её от основных славянских центров, прежде всего от Киевской Руси. Славяне начали покидать эти места. Среди них, вероятно, был и Радша со своими соплемен­никами. Простой смертный не мог сразу попасть «ко двору». Зна­чит, он должен происходить из знатного рода. Историограф Мил­лер считает, что Бутурлины произошли от одной фамилии с семиградскими князьями Баториями и подкрепляет свою догадку сходством прозваний и гербов. У венгерских князей, как и у Бу­турлиных, орёл под короной. Возможно, есть и другая точка зрения.

 

Бутурлины верно и преданно служили сначала великим кня­зьям, потом государям Московским и Российским в качестве на­местников, бояр, окольничих, дипломатов, военачальников, гу­бернаторов и так далее.

Имя Радша (Радислав, уменьшительно Рача) древнеславянс- кого происхождения. Фамилий тогда ещё не было. Они появи-

 

лись в XV веке и то не у всех сразу. Сначала у людей зажиточ­ных, потом у остальных. Многие нынешние русские имена ви­зантийского происхождения и значительно отличаются от тех, что были в дохристианской Руси, которые звучат сегодня непри­вычно для нас.

Радша, о котором идёт речь, в восьмом поколении является также предком рода русского поэта А.С. Пушкина. Через несколь­ко поколений Бутурлины и Пушкины породнятся вновь. Вели­кий поэт хорошо знал своего далёкого предка и в одном из своих стихотворений «Моя родословная» пишет об этом следующее: «Мой прадед Рача мышцей бранной Святому Невскому служил».

Радша явился в царской Москве родоначальником полусотни русских дворянских фамилий, среди них значатся и Пушкины.

 

Один из потомков Радши Андрей Иванович Кобыла - родона­чальник династии Романовых. Его сын Иван Андреевич, дово­дившийся Радше праправнуком, имел прозвище Бутурля. Два сына Ивана Андреевича, Иван и Юрий, уже писались Бутурли­ными. Внук первого из них Дмитрий Григорьевич Кривой был воеводой в различных походах при великом князе Василии Ива­новиче. Надо сказать, что прозвища в древней Руси из-за отсут­ствия фамилий были довольно распространены. Их присваива­ли по самым разным признакам, в том числе и по особенностям характера человека. Видимо, это обстоятельство явилось причи­ной возникновения прозвища Ивана Андреевича. По словарю В.И. Даля, Бутурля означает болтун, пустомеля, враль, по другим источникам - шутливый человек. Необходимо заметить, что в Рос­сии было три дворянских ветви Бутурлиных. Мы будем говорить о той, представители которой связаны с нашим краем.

 

Род Бутурлиных дал России много видных людей, имена ко­торых известны до сих пор. Всех их трудно перечислить. Назо­вём лишь тех, кто оставил заметный след в отечественной исто­рии. Например, Иван Михайлович служил окольничим (придвор­ный чин) при Борисе Годунове, воевал на Северном Кавказе и Закавказье, завоевал почти весь Дагестан. Погиб в бою в 1605 году в результате предательства и обмана турок и горских ино­родцев.

 

Его сын Василий Иванович являлся новгородским воеводой, был активным сподвижником князя Дмитрия Пожарского в его борьбе с польскими захватчиками.

Фёдор Леонтьевич Бутурлин служил окольничим у царя Ми­хаила Фёдоровича.

Иван Иванович Бутурлин за ратные и мирные дела удостоен звания Андреевского кавалера, генерал-аншефа, правителя Ма­лороссии. В 1721 году он активно участвовал в подписании Ниш- тадского мира, положившего конец долгой войне со Шведами, за что Пётр I присвоил ему генеральское звание.

 

Особенно заметный след в истории России оставил Василий Васильевич Бутурлин. Он был боярином и дворецким при царе Алексее Михайловиче, многое сделавшим для воссоединения Украины и России. Гетман Украины Богдан Хмельницкий в раз­гар войны с Польшей не раз обращался к русскому царю с просьбой включить Украину в состав России. Царь медлил с от­ветом, так как согласие включить Украину в состав России озна­чало начало войны с Речью Посполитой (Польшей), имевшей там свои интересы.

 

И всё же правительство России решило удовлетворить просьбу украинского народа. 1 октября 1653 года земский собор в Моск­ве принял решение о воссоединении Украины с Россией. К гет­ману Украины Богдану Хмельницкому было направлено чрезвы­чайное посольство во главе с боярином Василием Васильевичем Бутурлиным для принятия торжественной присяги украинским народом на верность России. Всего в данном посольстве насчи­тывалось 45 человек, не считая слуг и охраны.

 

Бутурлин вёз с собой дорогие подарки от московского царя гетману Украины, киевскому митрополиту и другим знатным особам. После двусторонних переговоров с Б. Хмельницким решено было привести население Украины к присяге в городе Переяславле 8 января 1654 года. В этот день В.В. Бутурлин выс­тупил перед собравшимися с торжественной и исторической ре­чью и вручил гетману Украины грамоту русского царя.

 

9 января боярин В.В. Бутурлин с товарищами посетил собор­ную церковь, где архимандрит со всем священным собором при­вёл к вере сотников, есаулов, писарей, мещан, имена которых записали в специальные книги. На следующий день, 10 января, гетман посетил В.В. Бутурлина и затем дал указание привести к вере всех стольников, стряпчих, дворян во всех местах Украины. В 1655 году В.В.Бутурлин-командующий русской армией в борь­бе против Польши.

 

Успешное проведение мероприятий по воссоединению Укра­ины с Россией, принятию присяги во многом принадлежит боя­рину Василию Васильевичу Бутурлину, который доводится пра­дедом основателю нашего города. Сыновья Василия Васильеви­ча Иван и Борис также бояре. У Ивана было два сына Пётр и Борис. Пётр Иванович известен при Петре I как князь-папа, в связи с его второй шутовской свадьбой с А.Е. Зотовой, описан­ной в литературе. Младший брат князя-папы Борис Иванович Бутурлин воевал со шведами.

 

Борис Иванович участвовал в войне со Швецией, имевшей самую сильную армию в мире, когда решалась судьба России. Шведский король Карл XII планировал нанести решающий удар по России, переживавшей в тот период сложное положение. В начале июля 1708 года началось вторжение шведских войск. Они двигались тремя колоннами.

 

Возле деревни Лесная, что около Могилева, 16-ти тысячный корпус шведского генерала Ливенгаупта, шедшего из Прибалти­ки, столкнулся с 12-ти тысячным отрядом Петра I. До этого рус­ские войска побеждали шведские, имея количественное превос­ходство. В тот день между русскими и шведскими войсками у деревни Лесная произошел горячий бой. Из 16 тысяч шведов - три тысячи не участвовали в сражении. Они охраняли огромный обоз с продовольствием и боеприпасами, направлявшийся глав­ным силам Карла XII.

 

Исход боя решила подоспевшая помощь Петру I из четырех тысяч драгун генерала Баура. Отважно сражались гвардейцы Го- лицина. Шведы потерпели полное поражение. С их стороны было убито и ранено 9 тысяч человек, захвачен обоз из семи тысяч парод с продовольствием и боеприпасами.

 

Немалые потери оказались и среди русского воинства. Имен­но в этом жарком бою 28 сентября 1708 года погиб капитан гвар­дии Борис Иванович Бутурлин, отец основателя Бутурлиновки.

Победа под Лесной позволила русской армии вступить в ре­шающее сражение со шведами в выгодных для нее условиях и через год выиграть Полтавскую битву, показавшей силу русского оружия.

После этой убедительной победы над самой сильной в мире армией во многих странах стали прославлять Петра I, искать дружбы с ним, а в России перестали роптать на его нововведе­ния, потому что убедились в их пользе.

Сын Бориса Иановича Александр Борисович Бутурлин не­сколько позже тоже участвовал в войне со шведами. Он находил­ся в шестнадцатом колене от упоминаемого нами Радши. Об ос­нователе Бутурлиновки расскажем подробнее.

 

Родился Александр Борисович 18 июля 1694 года в Москве. В 1714 году его записали солдатом в гвардию. С 1716 года по 1720 год он обучался в только что учреждённой Морской академии, Здесь изучались науки, необходимые для мореплавания, а также иностранные языки. В 1721 году Пётр I взял его к себе денщи­ком. В этом звании Александр Борисович сопровождал царя в его походах против шведов и персов. Не раз участвовал он в бое­вых сражениях. А.Б. Бутурлин пользовался большим доверием царя, и тот поручал ему выполнение самых секретных заданий. Служа под началом Петра Великого, Александр Борисович мно­гому научился у него.

 

Как отзывались о Бутурлине современники, он был красив собою, статный, хорошо образованный, считался неплохим дип­ломатом, умел, как говорится, держать нос по ветру. Был гибкий и ловкий придворный вельможа, что позволило ему, несмотря на смену властей, успешно продвигаться по служебной лестнице. А если случались и конфликты, как, например с князем И. Долго­руким, то умел выйти из них без больших потерь. Почти все цар­ствующие особы благосклонно относились к нему за его предан­ность.

 

При Екатерине I Александра Борисовича пожаловали в граф- юнкеры, затем в камер-юнкеры и, наконец, в камергеры цесарев­ны Елизаветы Петровны, у которой он стал фаворитом. При Пет­рю II он уже был кавалером ордена святого Александра Невского и получил звание генерал-майора армии и произведён в унтер- лейтенанты кавалергардского корпуса.

 

Во время правления Петра П имелись не только взлёты, но и произошла осечка, связанная с князем И. Долгоруким. Бутурлин, видимо, не предполагал, что в этом противостоянии царь займёт сторону Долгорукого. В результате этого Александра Борисови­ча удалили от царского двора и отправили в Украинскую армию. Затем с 1731 по 1739 год он принимал участие в войне с закавказ­скими народами.

 

В 1735 году А.Б.Бутурлина назначили смоленским губер­натором. Всё изменилось после Петра II, политика которого во многом противоречила реформам его деда Петра I. В 1738 году А.Б. Бутурлин попадает под власть командующего русской арми­ей Бурхарда Кристофа Миниха, которая действовала против ту­рецких войск. После завершения военных действий в 1739 году Александр Борисович вновь становится смоленским губернато­ром.

 

Новая императрица Анна Леопольдовна, правившая совсем недолго, произвела А.Б. Бутурлина в генерал-кригс-комиссары и генерал-лейтенанты, а также присутствующим в Московской во­енной конторе.

Хорошую карьеру сделал Александр Борисович при дочери Петра 1 императрице Елизавете Петровне, с которой находился в близких, даже интимных отношениях. Елизавета Петровна на­значила своего фаворита главным правителем Малороссии (Украины), народ которой его прадед привёл к присяге на вер­ность России.

В период войны со Швецией царица поручила ему командова­ние всеми войсками, расположенными в Великих Луках, Лиф- ляндии и Эстляндии.

В 1742 году Елизавета Петровна произвела своего фаворита в генерал-аншефы, пожаловала в сенаторы. Вскоре он был назна­чен Московским генерал-губернатором.

В 1747 году А.Б. Бутурлин получил звание генерал-адъютан­та, через два года - подполковника лейб гвардии Преображенс­кого полка, ещё через два года на его груди засиял орден Андрея Первозванного, самого престижного в то время. В 1756 году А.Б. Бутурлину присвоили звание фельдмаршала с правом присутство­вать в конференции министров.

 

В 1760 Александр Борисович Бутурлин вместе с потомством возведён в графское достоинство. Этот период памятен тем, что шла Семилетняя война, которая продолжалась с 1756 по 1763 год. В этой войне принимало участие несколько стран, в том числе и Россия. Главным и сильным её противником была Пруссия во главе с королём Фридрихом II. Он имел лучшую в мире армию, и сам был опытным полководцем. Армия Фридриха не знала пора­жений, но у Кунесдорфа она потерпела сокрушительное пораже­ние от русской армии, которой командовал Пётр Семёнович Сал­тыков. Под его началом воевал тогда и А.Б. Бутурлин. За этот успешный бой П.С. Салтыков получил звание генерал-фельдмар­шала и почётный титул «Победителя над пруссаками».

 

В сентябре 1760 года П.С. Салтыков заболел, и передал ко­мандование русской армией на последнем этапе Семилетней вой­ны А.Б. Бутурлину. Действия Александра Борисовича в этот пе­риод как командующего историки оценивают неоднозначно. Одни обвиняют его в нерешительности и пассивности при проведе­нии боевых действий по причине якобы своей трусости. Другие утверждают, что он действовал осторожно, так как берёг солдат и не хотел иметь ненужных жертв, а трусости вовсе не было. Елизавета Петровна, дни которой были уже сочтены, по этому поводу всегда рекомендовала щадить солдат, но считала непоз­волительным медлить, когда выгодно действовать. Она явно вы­ражала недовольство А.Б. Бутурлиным, особенно при его от­ступлении на север без надобности.

 

Александр Борисович был мудрый и ловкий царедворец, ско­рее хороший администратор, чем полководец. Он умел хорошо приспосабливаться и угождать царским особам, и когда его отлу­чали от двора, тосковал по нём, стремился снова попасть сюда. Зная симпатии престолонаследника к Фридриху Великому и чув­ствуя, что Пётр III вот-вот станет царём, А.Б. Бутурлин и медлил с развитием активных боевых действий против прусских войск. Командующий австрийскими войсками Лаудон так сказал по это­му поводу: «Война с прусским королём - тяжёлое дело: чтобы защититься, у него есть и собственный гений, и глупость марша­ла Бутурлина».

 

Это, можно сказать, уже третья точка зрения. И всё же А.Б. Бутурлиным двигали интересы будущего императора в отличие от П.С. Салтыкова, которому, по словам историка Масловского, были присущи «чисто русская преданность России и любовь к солдату». Его больше интересовала судьба родного Отечества, а не личная выгода и карьера. Великий князь Павел Петрович (бу­дущий царь), когда был маленьким мальчиком, так сказал своим окружающим о Бутурлине, который прибыл ко двору перед от­бытием в армию, чтобы откланяться государыне Елизавете Пет­ровне: «Пётр Семёнович поехал мир делать, а этот, конечно, ни мира, ни войны не сделает».

 

Предсказание сбылось. А.Б. Бутурлин, как командующий рус­ской армией, действовал не только излишне осторожно, но и не­умело, к тому же испортил отношение с соратником - австрийс­ким командующим Лаудоном. Тот обвинил нашего земляка в глу­пости. Она заключалась в том, что вместо совместных действий против пруссаков Бутурлин неожиданно отдал приказ об отступ­лении русской армии, что явно противоречило не только воен­ной тактике, но и здравому смыслу.

Вот почему А.Б. Бутурлин был отозван из армии, но в опалу не попал, как это случилось с П.С. Салтыковым, несмотря на его полководческий талант.

После смерти Петра Семёновича власти не спешили отдать ему заслуженные почести. И только когда к его гробу приехал влиятельный граф П.И. Панин, служивший под началом П.С. Салтыкова в Семилетней войне, обстановка изменилась. Стоя у гроба своего боевого соратника, П.И. Панин решительно заявил: «Буду стоять здесь на часах, пока не пришлют почётного караула для смены». Московские власти тут же приняли меры, чтобы с почестями проводить заслуженного фельдмаршала в последний путь.

 

Новый император Пётр III отказался от русских завоеваний и подписал скорый мир между Россией и Пруссией. Более того, он приказал русским военачальникам готовиться к боевым действи­ям на стороне Пруссии. Значит, Бутурлин предугадал мысли бу­дущего царя, действуя нерешительно против врага. Теперь они стали союзниками. Таким образом, Александр Борисович ока­зался не «глупым», а прозорливым царедворцем. Пришедшая на смену Петру III Екатерина II рассудила по-своему. Она решила не вмешиваться в европейские дела и вернуть все войска в Рос­сию.

Ещё при Петре III А.Б. Бутурлин был отозван из армии и вновь назначен генерал-губернатором Москвы. Новая царица благо­склонно относилась к нему. Екатерина Великая пожаловала А.Б. Бутурлину Грамоту, в которой были отмечены все его службы и награды. Кроме того, царица подарила ему шпагу, осыпанную бриллиантами. Это были последние почести придворному вель­може перед его кончиной.

Вот как описывает современник последние минуты жизни ос­нователя нашего города:

«В древней столице, в кругу семейства, граф Бутурлин опасно занемог в 1767 году: тщетно доктора старались восстановить здо­ровье его, ослабшее от деятельной, непрерывной службы. Импе­ратрица, узнав о болезни его, выслала к нему искуснейших лейб- медиков, но усилия их остались бесполезными. Чувствуя при­ближение своей кончины, верный сын церкви пригласил к себе епископа Псковского Иннокентия, имевшего тогда пребывание в Москве и архимандрита

Троицкой лавры, духовных особ им лю­бимых и, забывая страдания, с весёлым лицом говорил о времен­ной и будущей жизни; потом, приказав людям вывести его в дру­гую комнату, встретил с должным благоговением, со слезами свя­тые дары, к нему принесённые и удостоился после исповеди, при­общиться оных. Он вкусил эту пищу, сладостную для души веру­ющего и в день своей кончины 31 августа. Епископ Иннокентий совершил этот обряд, печальный и вместе торжественный. Тогда Бутурлин простился с супругою, с детьми, благословил после­дних святыми иконами, завещал им, чтобы они, по примеру его, непоколебимо сохранили благочестие, верность престолу, люби­ли, почитали свою родительницу и во всём ей повиновались.

 

Во время елеосвящения он повторил за священником читан­ное им Евангелие и потом, обняв старого служителя своего, ска­зал прерывающимся голосом: «Ты свидетель несомненной веры моей, непоколебимого благочестия, которые всегда я имел; чув­ствую, что конец мой приближается», - приказал читать молит­вы на исход души, поднял руку, произнёс: «Верую, Господи, и исповедую. Помоги моему неверию! К тебе желает душа моя, Боже!» - оросил одр свой слезами и испустил дух».

Так закончилась земная жизнь Александра Борисовича Бутур­лина 31 августа 1767 года. Он был похоронен в Санкт-Петербур­ге в Александро-Невской лавре.

 

Как уже отмечалось, наибольшей благосклонностью он пользо­вался у дочери Петра I Елизаветы Петровны, с которой его свя­зывали долгие и крепкие отношения. Он сдружился с ней, ещё когда она была цесаревной. Вступив на престол, Елизавета Пет­ровна стала одаривать своего верного фаворита не только высо­кими титулами, но и пожаловала будто бы ему после вступления на трон, чему и он способствовал, обширные земли в верховьях реки Осередь в Воронежской губернии. В последнее время по­явились сведения, что земли он сам купил. В архиве древних ак­тов найдена купчая крепость. В наши края Александр Борисович перевёл своих крестьян из северных губерний России, а также «накликал» малороссиян (украинцев), прельстив их некоторыми льготами.

Слобода, основанная им, стала называться по его имени - Бу- турлиновкой. Она становится центром огромной вотчины, зани­мающей около 80 тысяч десятин и равной почти территории со­временного района. Из организованной вотчины графом Бутур­линым поступали немалые доходы, что позволяло им жить в рос­коши и богатстве.

 

Граф Бутурлин был дважды женат. Первый раз на дочери фель­дмаршала Михаила Михайловича Голицына княжне Анне Ми­хайловне (1699 - 1727), рано скончавшейся. Второй раз на княжне Екатерине Борисовне Куракиной (1702 - 1772), отец ко­торой занимал видные посты в царском правительстве, был со­ратником Петра I.

И Голицыны, и Куракины были представителями древних и знатных родов в России. Первый брак Бутурлина оказался бес­плодным. От второго брака родились сын граф Пётр Александ­рович Бутурлин (1734 -1787), которого назвали в честь царя- благодетеля Петра I и дочери графини Варвара и Екатерина. Вар­вара вышла замуж за генерал-поручика князя Василия Владими­ровича Долгорукого, Екатерина была замужем за князем Юрием Васильевичем Долгоруким.

Граф Пётр Александрович Бутурлин, ставший наследником имения после смерти отца, был женат на графине Марии Рома­новне Воронцовой, происходившей из древнего и знатного дво­рянского рода. Представители этого рода занимали высокие по­сты при царском дворе, начиная с XVI века. Её отец Роман Илла­рионович был сенатором, генерал-аншефом, брат Михаил Илла­рионович, активно участвовавший в дворцовом перевороте, при­ведшим к власти Елизавету Петровну, занимал пост вице-канц­лера, затем канцлера. Канцлером служил и брат Марии Романов­ны Александр Романович. Сестра Екатерина Романовна Ворон­цова (Дашкова) являлась любимицей и подругой Екатерины II, президентом двух российских академий, яркой и самобытной личностью. Её сестра Елизавета была известной придворной дамой, фавориткой царя Петра III, на которой он хотел жениться. Бутурлины и Воронцовы не только были связаны родственными узами, их имения находились по соседству. И это, видимо, не случайно.

 

Владелец вотчины Пётр Александрович ничем не проявил себя и потому не оставил след в истории Отечества. После бракосоче­тания он со своей женой Марией Романовной уехал в Испанию, куда его направили на дипломатическую службу в качестве по­сланника. Он дослужился до чина тайного советника. При нём Бутурлиновка одно время носила другое название по имени её владельца - Петровское. Пётр Александрович имел сына Дмит­рия и дочь Елизавету, бывшую замужем за тайным советником Андрианом Илларионовичем Дивовым.

После смерти Петра Александровича в 1787 году наследни­ком имения стал его сын Дмитрий Петрович Бутурлин (1763 - 1829). Ему, как говорится, на роду было написано быть богатым и знаменитым: удача сама плыла в руки. Его крёстной матерью стала сама императрица Екатерина II, тут же при крещении по­жаловавшая новорождённого в сержанты гвардии.

 

Дмитрию Петровичу было всего два года, когда умерла его мать, и он воспитывался у своего дяди - холостяка Александра Романовича Воронцова, будущего канцлера Российской империи.

После окончания Петербургского кадетского корпуса Дмит­рий Петрович определился адъютантом к светлейшему князю Г.А.

Потёмкину, фавориту Екатерины II. Однако военная служба тя­готила его, имеющего гуманитарный склад ума, и он перешёл в коллегию иностранных дел.

Имея хорошие связи в высшем свете и влиятельных покрови­телей, Дмитрий Петрович при желании мог бы сделать блестя­щую карьеру и на военной, и на гражданской службе, но сам не захотел воспользоваться такой редкой возможностью. Были, на­пример, предложения занять дипломатический пост в Риме и Швейцарии. Кстати сказать, Дмитрия Петровича иногда путают с другим Дмитрием

А.Т. Докучаев.

Бесплатные объявления Бутурлиновка

© 2009 - 2021 Бутурлиновка 777

X
^ Наверх