Легенды и были Бутурлиновского края.

Легенды и были Бутурлиновского края.

У ЧУМАЦКОГО ШЛЯХА 

 В старину основными транспортными артериями черноземного края были тракты да шляхи на бескрайних степных просторах, по которым передвигались на лошадях и волах. Через территорию нынешнего Бутурлиновского района пролегал Саратовский почтовый, Урюпинский тракты, так называемый Чумацкий шлях. Длинный он этот шлях. Езда по нему долгая и утомительная. Кажется, что нет у него ни начала, ни конца. Ездили по нему с севера на юг и наоборот. Из северных мест ездили в низовья Волги и Дона за солью и рыбой. Селения на пути попадались редко, свободной земли было много. Сказывались последствия набегов крымских татар. Чумачеством, то есть извозом, занимались главным образом малороссы.
 Один из таких чумацких шляхов проходил через Бутурлиновские края. Пришедший с Полтавщины крестьянин по имени Филипп в поисках вольной и счастливой доли и удобного для жилья места вместе со своими сыновьями забрёл в наши края. Здесь нашёл у чумацкого шляха участок плодородной земли и построил возле него дом, потом соорудил постоялый двор. Утомлённые долгой дорогой чумаки могли здесь отдохнуть, закусить, поправить повозки и сбрую. Постепенно рядом с Филиппом стали селиться другие вольные люди. Так возникло село, получившее название по имени первопоселенца – Филиппенково. Так гласит легенда, которая до их пор живёт в селе.
 Затем жители села попали в зависимость от графов Бутурлиных, на землях которых располагалось поселение. Это произошло в 1783 году по указу Екатерины II.
 В 1824 году в Филиппенкове построили церковь в честь святых Иакова и Анны. Добротно построили, на века. В годы воинствующего атеизма церковь не раз пытались разрушить, но это сделать не удалось. Так и осталась она стоять в полуразрушенном состоянии. Зимой заносимая снегом, а летом окруженная зарослями бурьяна.
 Значительно позже, когда уже не было Чумацкого шляха, мимо села прошла железная дорога «Таловая – Калач», а ещё позже – асфальтированная трасса. Потомкам Филиппа легче стало добираться и в областной, и в районный центры.
 Сто лет находились филиппенковцы в зависимости от графов Бутурлиных. Главная задача крестьян состояла в том, чтобы своим рабским трудом создавать богатства помещикам. Они хорошо знали, что такое свобода. Не случайно в период гражданской войны здесь произошло самое крупное в районе восстание крестьян против белогвардейской оккупации.
 Флиппенковцы пришли в наши края вольными людьми. Такими и хотели оставаться всегда. Жить без насилия и эксплуатации.

 

Легенды и были Бутурлиновского края.

ЯМКИ

 Было мне лет десять. В школьные каникулы надоело мне однообразие в маленьком посёлке. Хотелось в эти летние дни увидеть что-то новое. Увязался я с отцом съездить в лес за дровами. Он согласился взять меня. И вот мы на лошади по кличке Персик едем в сторону Шипова леса, до которого около десяти километров. Я с интересом смотрел на поля, луга, лесополосы, деревни. Проехали Карайчевку, Пирамиды, Комсомольский (бывшее Поддубное). И вот на нашем пути тёмно-зелёной стеной встал вековой Шипов лес. На опушке стояли кряжистые дубы с разлапистыми кронами.
 Мы подъехали к Бочарову кордону. Возле длинного бревенчатого дома на низенькой скамейке сидел старик с белой пушистой бородой, похожей на облако. Отец сходил к леснику, договорился обо всём, и, подойдя к старику, сказал:
 – Дядь Вась, присмотри за моим мальцом, а я поеду наберу дровишек.
 – Не беспокойся, Григорич, – ответил старик, – Всё в порядке будет. Мы тут с ним погутарим.
 Я понял, что они знают друг друга, сел на скамейку и стал с любопытством вглядываться в лесную чащу.
 – Первый раз в лесу? – спросил старик.
 – Ага, – коротко ответил я, – Как здорово тут!
Старик стал расспрашивать, как зовут меня, где и как учусь, как провожу летние каникулы. Мне неохота было говорить об этом, и я решил переменить тему разговора.
 – Отец говорил, что у кордона есть два посёлка – Рахмановка и Ямки. Интересно, почему Ямки так называются?
 Собеседник задумался, глядя на вековой дуб, ствол которого бороздили глубокие морщины, словно сравнивал свой возраст с возрастом дерева.
 – Если хочешь, – начал старик после некоторого молчания, – то расскажу, слушай и запоминай. Может, когда-нибудь пригодится.
 – Не знаю, правда это или нет, но предания в народе давно ходят о названии. Я от своего деда слышал, мой дед от своего, и так из поколения в поколение передаётся легенда или быль – трудно сказать.
 Собеседник передохнул, погладил рукой бороду и продолжил:
 – Ты, внучок, может слышал, что наши места в древности назывались Диким полем. Пустым оно было. Одни кочевники шастали по степям, воевали друг с другом. Больше всего нападали на русские города и сёла. Московские и рязанские ратники иногда давали врагам отпор, если со сторожевых постов наших людей вовремя предупредят, и есть время подготовиться к бою.
 Старик, сделав небольшую паузу, продолжал:
 – Однажды русские ратники гнали татарву до самого Хопра. Тяжело было неприятелю бежать с награбленным добром. Взяли и закопали они ценности на опушке Шипова леса в наших местах. Потом царь Пётр Великий угомонил татарву. Он поставил на их пути мощную крепость. С тех пор стали селиться в наших местах люди на свободных землях. А молва о зарытом кладе, как перекати-поле катилась по степи, будоража людей. Взяли они лопаты и начали искать клады. Много накопали тут больших и малых ям.
 – Ну и нашли что-нибудь? – не выдержал я.
 – А кто его знает, – спокойно ответил собеседник, – Может, кто и нашёл, разве признаются в этом. Копали ведь днём и ночью, таясь друг от друга. Со временем ямы заровняли, они заросли травой. На этом месте обосновали посёлок, какой назвали – Ямки. Сейчас там тоже есть лесной кордон.
 Старик снова немного помолчал, откашлялся, закончил:
 – Был тот клад или нет, сказать трудно. Всякое возможно.
 Вскоре из-за поворота лесной дороги показался отец на повозке с дровами. Он подъехал к нам, посидел немного на скамейке, отдохнул, и мы тронулись в обратный путь. Я долго смотрел в сторону маленького посёлка Ямки, прижатого к Шиповому лесу.
 ...Прошли годы. Исчез посёлок с карты района, как и многие другие мелкие населённые пункты.
 

Легенды и были Бутурлиновского края.

 КУМЫСНЫЙ ЯР

 Его называли так первопоселенцы посёлка Троицкого, поселившиеся возле него в 1921 году. А переехали они сюда из соседней Козловки, из прихода Троицкой церкви. Яр не случайно назвали Кумысным. Место, где расположился посёлок, называлась Казённая степь. Она была в диком состоянии. Высокие травы от горизонта до горизонта колыхались под ветром. Суслики бегали по степи, ящерицы шмыгали в зарослях, птицы кружили в небе. В лугах и оврагах журчали ручейки. Не тронутая плугом чернозёмная земля ждала хлебопашца.
 Когда-то здесь были отгонные пастбища Хреновского конного завода. К приходу сюда козловчан здесь остались следы прошлой человеческой деятельности: домик табунщика, прорванная плотина пруда, спиленные столбы от летних навесов и так далее.
 В летнее время здесь пасли лошадей, заготавливали сено на зиму, получали кобылье молоко. Но самое главное, что дало название яру – это два разрушенных подвала на его вершине, у самого пруда. Вокруг больших воронок и сейчас можно увидеть массу разноцветных стекляшек. Если взять лопату и копнуть землю в воронках поглубже, то можно достать из недр целые бутылки. Они формой и объёмом похожи на бутылки из-под шампанского. Стенки толстые, дно вогнутое. На разноцветных бутылках прямо на стекле выдавлены слова: «Хреновской кумысолечебный санаторий...» и далее стоят даты. В основном это конец XIX века.
 В этой привольной степи, принадлежащей, как и сам Хреновской конезавод графу А.Г.Орлову, затем его дочери Анне, пасли табуны лошадей, доили кобылиц, из молока которых делали кумыс. Бутылки с кумысом хранили в подвалах, а потом отправляли в санаторий, где кумыс применялся для лечения пациентов.
 Алексей Орлов был активным участником дворцового переворота, приведшего на трон Екатерину II. Он являлся её фаворитом. Императрица в знак благодарности подарила А.Орлову двести тысяч десятин земли и леса в воронежских краях. В Хреновом он и основал знаменитый конный завод. А.Орлов был большим любителем коневодства, знал толк в лошадях. При нём дела шли хорошо. Он даже вывел новую породу, которую назвали – орловский рысак. Сам царь Александр I в 1801 году приезжал в Хреновое посмотреть на лошадей. Однако при наследнице Анне хозяйство стало приходить в упадок. Анна продала конезавод казне, а сама, будучи очень набожной, ушла в монастырь.
 Бывшие отгонные пастбища опустели и обрели название Казенная степь. Сюда на свободные земли и пришли жители Козловки, основав здесь посёлок Троицкий. Создали здесь земледельческое товарищество и стали единолично трудиться на отведённых им участках. Потом была коллективизация, создали колхоз «Заря коммуны». Жизнь в нём всегда была трудной. Дважды проходило укрупнение мелких колхозов. На Великой Отечественной войне погибли сорок жителей посёлка Троицкого, в основном молодого возраста.
 В пору своего расцвета в посёлке было около ста дворов, несколько животноводческих помещений, социальных объектов, но после объявления посёлка неперспективным, он стал приходить в упадок. Сейчас здесь живут три семьи из числа местных жителей.
 Давно заросли травой воронки от погребов-подвалов, оплыло земляное полотно плотины бывшего пруда, но название Кумысного Яра  осталось. Его можно встретить на топографической карте области.
 Трудно сказать, доживёт ли посёлок до своего столетия. Ведь здесь остались жить люди пожилого возраста – преданные своей малой родине.

 

 

Легенды и были Бутурлиновского края.

 ЧЕРНОКНИЖНИК

 В позапрошлом веке Козловка по численности населения была самым крупным селом Воронежской губернии. Тут жили государственные крестьяне, и помещиков, как соседняя Бутурлиновка, тут не знали. Основная вера козловчан – православная, но наряду с этим имелись небольшие группы баптистов, субботников, пятидесятников, федоровцев, молокан. Их православные словно бы и не замечали. Встречались тут колдуны, ворожеи, блаженные, юродивые.
 Жил тут и один чернокнижник. Его хата внешне ничем не отличалась от всех остальных: такая же неказистая, крытая соломой, с маленькими подслеповатыми окнами. Хата отличалась внутренним содержанием. Здесь было много старинных книг, связанных с чёрной магией. Они передавались в роду от одного поколения к другому.
 Чернокнижник жил замкнуто, старался редко появляться на людях. Хата стояла возле Шипова леса. О нём по селу ползли самые разные нехорошие слухи. Будто связан он с нечистой силой. Ночью ходил в лес и общался там с лешими. А в полночь на Ивана Купала приходил на лесную полянку за папоротником, а потом делал с ним странные манипуляции, из других растений готовил разные снадобья и настойки.
 Жители побаивались чернокнижника, с опаской смотрели в его сторону и не видели в нём разницы с колдунами. Взгляд острых глубоко посаженных глаз, хмурый и тяжёлый, он словно пронзал человека насквозь. Сам он был человеком нелюдимым. Вечно носил пышную чёрную бороду.
 Люди обращались к нему лишь по крайней нужде, когда другого выхода не было. Тогда и шли за последней надеждой, поборов в себе страх. Он заглядывал в свои потрёпанные книги и давал советы, снадобья. У него хранились редкие книги: «Звездочтец», «Сонник», «Трамник», «Аристотелевы врата», «Змейник» и другие.
 За долгую практику, взятую у предков, он знал ответы на все случаи жизни, но для солидности и придания себе учёности открывал книгу и находил в ней нужный ответ.
 Как-то пришла к нему болезненная на вид женщина и жалуется, что тает, как свеча, болячки одолели. Она хотела узнать у чернокнижника, кто напустил на неё порчу, чтобы понять, как от неё избавиться. Чернокнижник достал из ящика «чёртов палец», дал его женщине в руку, сказал, чтобы она, подержав немного, бросила «палец» в чашку с водой. Он объяснил посетительнице: если вода будет спокойной, то болезни от божьего наказания, если же пойдут пузырьки и вода забурлит, значит, болезнь от лихого человека, дурного глаза. Оказалось, что болезнь от дурного глаза, и чернокнижник посоветовал женщине обратиться к Бергамотке, которая занималась в селе снятием сглаза.
 Самой ходовой у чернокнижника была книга «Змейник», которой насчитывалось более ста лет. В ней содержались рецепты зелий и снадобий, рекомендации, от чего и как их принимать. Некоторые из них действительно имели лекарственные свойства и помогали избавиться от болезни. Тут мистика переплеталась с народным врачеванием. И это сбивало с толку людей, которым трудно было отделить шарлатанство от здравого смысла.
 

Бесплатные объявления Бутурлиновка

© 2009 - 2021 Бутурлиновка 777

X
^ Наверх